Место и роль литературного агента в России и в мире

22.08.2011

Литагент во всем мире — и мама, и папа, и воспитатель для писателя. За рубежом трудно представить мастера слова, в мыле бегающего по издателям и продающего права на свои книги. В России же все, наоборот, — к услугам агентов обращаются только в случае, когда нужно перекинуть мостик от российского книжного рынка к зарубежному, и обратно.

Некоторое время назад Анна Бокшицкая из проекта «Открытая литература» весело рассказывала далекой от реалий российского книжного бизнеса аудитории московской «Печа-кучи» о том, что делать, если вы написали роман и осознали собственную гениальность. Для большинства иностранцев ответ был бы очевиден: найти литературного агента, который станет и защитником интересов автора, и квалифицированным посредником при переговорах, и даже персональным тренером, развивающим талант начинающего писателя. Ведь книжный бизнес по сути своей мало чем отличается от любой другой отрасли развлекательной индустрии. Практически каждому, к примеру, известна счастливая сказка о Джоан Роулинг и шестом чувстве ее агента Кристофера Литтла.

Однако в России институт литературных представителей начал зарождаться не так давно, и сейчас находится в стадии своего становления. Причем большая часть авторитетных агентств специализируется на вопросах оформления прав на издание зарубежных книг в России, а не продвижении новичков из числа соотечественников.

«В России автор до сих пор не понимает особенностей работы с представителем на эксклюзивных условиях. Эксклюзивное представление предусматривает безусловное активное сотрудничество со стороны автора в отношении агента: любые вопросы и предложения, касающиеся литературного труда, должны перенаправляться агенту. Авторы же подключают агента или когда переговоры с третьей стороной (издателем, продюсером) зашли в тупик — и агенту приходится прилагать ненужные дополнительные усилия по разрешению подчас и конфликтных уже ситуаций,  или когда у него "не получилось", — рассказывает Юлия Гумен, одна из основательниц литературного агентства «Гумен и Смирнова». — Агент воспринимается как костыль, или же как спасатель: реанимировать мертвый проект, найти издателя для всего бэклиста, найти издателя для книги рассказов в условиях «рассказофобского» рынка».

«Традиции нет, часто авторы полагают, что "пристроить" роман напрямую издателю означает сэкономить деньги на агента, хотя это мнение ошибочно, — добавляет ее коллега и со-основатель агентства Наталья Смирнова. — Хотя и во Франции и в Германии тоже немного агентов — просто нет традиции. В отличие от англо-американского рынка, где без агента с автором вообще не станут разговаривать».

«Гонорарная политика в России также не сказывается благотворно на институте литагентств, существующих на комиссии от гонорара автора, — продолжает Юлия Гумен. — В последнее время тенденция снижения авансовых предложений авторам угрожает самому факту существования литагентов как представителей российских авторов. Агентская деятельность элементарно становится коммерчески неоправданной. Комиссионные не покрывают регулярных расходов, которые профессионал должен нести регулярно (оплата участия в крупнейших выставках, транспортные расходы, аренда офиса). Вынуждена признать, что на сегодняшний момент агентская деятельность приравнена не к коммерческой, а к общепросветительской.  Одновременно издатели тоже не имеют привычки работать с агентом на рутинной основе. Одно дело — оговорить условия сделки, это уже, вроде, не вызывает возражений. Но уведомлять о сроках издания, принимать замечания по обложке, выслушивать мнение по редактуре, делиться отчетами продаж и маркетинговыми планами, вовлекать агента в рекламную компанию — эти права участия литагента как представителя автора на каждом этапе приходится выбивать. Литературный агент в России поставлен в условия, когда он вынужден вызывать дракона на бой ежедневно. При этом награда не покрывает расходов на лечение полученных ран».

Об убыточности работы с начинающими авторами в России рассказывает и Татьяна Думп, директор по развитию агентства издательских решений «Либрайт»: «Автор в России не знает, где и как ему найти профессионального агента, что от него ожидать, на что рассчитывать. А агент, соответственно, без поддержки со стороны издательств и государства делает свою работу, зачастую не получая за это ни копейки. Ведь если не удастся продать автора за рубеж, то расходы (перевод, презентация, участие в отраслевых выставках и так далее) ложатся на плечи агента. Но и в том случае, когда права удается продать, вознаграждение агента не всегда даже покрывает эти расходы, так как тиражи обычно небольшие, а авторские гонорары и, соответственно, агентское вознаграждение невысокие».

Но, даже будучи относительно успешным автором в России, для реализации амбиций стать популярным на Западе без услуг литературного агента не обойтись. Как ни странно, и это направление работы особым спросом не пользуется.
«В большинстве своем нашими авторами, за редким исключением, на Западе мало интересуются, если речь не идет о классике, — объясняет Татьяна Думп. — Современных русских авторов очень сложно продавать. На Западе очень сильная конкуренция («своих хватает»), и наши авторы не могут конкурировать в области продвижения себя и своих книг на мировом книжном рынке, который больше похож на шоу-бизнес, сферу развлечений. А те авторы, которые уже вышли на международный уровень, и литературных агентов находят на Западе. Но мы надеемся, что со временем ситуация будет меняться».

Поэтому пока основным полем, на котором профессиональные литературные агенты в России могут широко развернуться, становится продажа прав на издание зарубежных книг. Но издательств в России много, гораздо больше, чем потенциальных переводных бестселлеров. И ежедневная задача агента — выбрать лучшего по совокупности факторов кандидата из числа претендующих издателей.

В чистом виде факторов, достаточных для победы в тендере, достаточно много. Во-первых, это, конечно, оперативность реакции, в частности, если издатель быстро принимает решение по одной из книг, предлагаемых в рамках общих информационных рассылок, которые регулярно делают литагентства. Кроме того, издатель зачастую сам обращается к агенту с предложением опубликовать находящуюся в сфере его интересов книгу — и тот, кто делает предложение первым, обычно имеет преимущество. Далее в рамках своеобразного аукциона агент оценивает потенциальные возможности издательства: и производственные мощности, и технические характеристики (например, опыт работы с конкретными языками, штат редакторов «по теме»), а также средства и ресурсы, которые оно может вложить в продвижение и рекламу книги на российском рынке. Но очень часто определяющую роль играет сумма предложения — какой аванс готов выложить российский издатель за права на зарубежный бестселлер.

«В России небольшое количество издателей работает на рынке качественной переводной литературы, и подчас интересы издателей сталкиваются, этого не избежать, — разъясняет Юлия Гумен. —  При выборе издателя агент всегда рассматривает совокупность факторов: предполагаемый стартовый тираж, переводчик, редакция, в рамках которой будет выходить книга — а от этого подчас зависит и оформление, и работа с прессой. Безусловно, важно понимать, будет ли вкладываться бюджет в продвижение. Не секрет, что издательство «АСТ» предпочитает бесплатные информационные каналы продвижения (например, активно задействуют блоги и другие интернет-ресурсы). А вот «Эксмо» и «Рипол» готовы вкладывать деньги в рекламный бюджет. Другое дело, что подчас выкладки, осуществленные издательством вовремя и в правильных точках, работают так же эффективно, как и самая креативная дорогостоящая реклама. В этом контексте финансовые условия играют определяющую, но не исключительную роль при принятии решения. Особенно, если российский рынок рассматривают как потенциально интересный для клиента-автора правообладатели, либо в нем заинтересован сам автор. Также нужно отметить, что литературные агентства, которые занимаются продажей прав на перевод иностранных авторов в России, работают здесь много лет. При выборе издательства не может не влиять история взаимоотношений и партнерства».

«Важен сам статус издателя, его издательская история, то есть хорошая ли будет "компания" у автора книги, — отмечает Наталья Смирнова. —  Принимается во внимание рекламная кампания, предлагаемая издателем, обещанный тираж, и другие факторы, свидетельствующие о том, насколько издатель готов поддержать статус бестселлера в России».

«В России сложилась такая ситуация: если западное издательство работает в России через литературное агентство, то вопрос о том, кому предпочтительнее продать права, решает литературный агент, — уточняет Татьяна Думп. — В данном случае вмешиваются личные отношения, которые сложились или не сложились у агента с тем или иным издательским домом. Порой, гоняясь за потенциальными по западным меркам бестселлерами, издательства не успевают их читать и оценивать и принимают решения вслепую. При этом крупные издательские дома могут позволить себе выкупать права «пачками» на будущее».

 

А вот некрупные издательства часто оказываются не у дел, несмотря на проявляемый энтузиазм в отношении какой-либо книги. Особенно, если издательство молодое, еще не заработавшее себе имя на рынке (хотя как раз иностранный бестселлер при должном вложении сил мог бы в этом помочь). Специалисты по покупке прав в таких издательствах стараются играть по общепринятым правилам, но часто просто не могут предложить более выгодную, нежели гиганты, цену. Поэтому большей частью они не рвутся в высококонкурентные тендеры по бестселлерам, а стараются найти менее рейтинговые наименования.

Разброс цен на права, разумеется, огромен. Все зависит от амбиций правообладателя, «истории» книги на ее родине, рыночных перспектив проекта. Средняя сумма аванса, которую предлагают российские издатели, колеблется в районе $1500. Однако, в случае сильно заинтересованности, могут раскошелиться и на $3000, и даже больше. Последующие выплаты роялти в зависимости от условий договора могут составлять от 10% и выше.

Достаточно часто литературные агентства отдают определенным издательствам опцион — приоритетное право на принятие решения. Есть и «историческая привязка» — книги определенного автора исторически выходят только в одном издательстве, или же издательство специализируется на выпуске книг определенного направления и зарекомендовало себя в этой области. И изменить стереотипы и предпочтения правообладателей и литагентов в этом случае крайне сложно.

Литературные агенты, имеющие большой опыт работы с зарубежными издательствами, отмечают, что российский рынок для иностранцев по-прежнему остается если не непроходимой сибирской тайгой, то, по крайней мере, не самым понятной территорией мирового книжного бизнеса. Хотя с развитием Интернета, социальных сетей и других оперативных средств коммуникации пропасть между иностранными и отечественными издателями постепенно начинает уменьшаться.

«Раньше литературные агентства зарабатывали на обработке входящих запросов, долго и не всегда результативно: нашли потенциально интересную книгу, запросили условия, проработали — подтверждает Татьяна Думп. — Сейчас, с развитием Интернета, иностранные издательства начали пересматривать свою политику и стали работать с российскими издательствами напрямую, активно предлагая им свои книги на рассмотрение».

Но все равно на этом поприще работа у российских литературных агентов закончится еще очень и очень нескоро.

«В мире настолько развит институт литературных агентств, что работа напрямую, да еще в таком потенциально интересном, но до сих пор непонятном рынке, каким является Россия — исключение. Ярким примером такого исключения является литературное агентство The Wylie Agency, которое работает с ярчайшими литературными созвездиями напрямую во всем мире. Но в этом агентстве — одном из старейших в мире — десятки агентов.  И есть даже не один специально выделенный агент, который "ведет" русский язык, — рассказывает Юлия Гумен. — Ведь в выборе работы с ко-агентом главное — целесообразность распределения ресурсов. Агенты и издатели, которые не могут позволить себе иметь отдельного агента, экспертно разбирающегося в особенностях рынка на той или иной территории, знакомых с реалиями и экспертами, представляющих актуальные тренды и социокультурные особенности издательского и читательского пространства территории, будут искать представителя в этой стране. Именно этим мы руководствуемся в своей работе, когда делимся агентскими комиссионными с широкой сетью ко-агентов по всему миру».

По словам Натальи Смирновой, путь переводного бестселлера может быть еще длиннее, чем «иностранный правообладатель — агент — российский издатель»: «Насколько мне известно, напрямую с Россией очень мало кто работает. Почти у всех, во всяком случае, англо-американских издателей,  есть агенты в России — такова традиция. А еще чаще издатели делегируют им право на продажу. Очень эффективная система работы — через сеть субагентов, работающих каждый в своей стране».

Практически все эксперты сходятся во мнении, что основная проблема рынка литературных агентов — его недостаточное на сегодняшний день развитие в России. Не сложились традиции взаимоотношений, большую роль играют личные связи и предпочтения. Сам факт, что есть несколько издательских монстров и «все остальные», также накладывает свой отпечаток.

«Как в любой работе, какие угодно сложности могут встретиться. Сложности были поначалу, когда пять лет назад мы основали агентство, многие участники рынка еще не очень понимали, зачем нужен агент и что от него за польза, — оптимистично резюмирует Наталья Смирнова. — Теперь ситуация понемногу выравнивается, всем стала очевидна польза литературных агентов».

Каждый должен заниматься своим делом. Писатель — изливать на бумаге свою гениальность. Издатель — нести эту гениальность широкому читателю. Ну а литературный агент — обеспечивать взаимопонимание между теми и другими, даже если их разделяют километры и государственные границы. Институт литагентств в России только начинает укреплять свои позиции. Совсем скоро в полной мере откроется еще один масштабный фронт работ — продажа и покупка прав на электронные книги. Движение в этом направлении уже началось, но пока не достигло пика, в частности, из-за несовершенства нормативной базы.

Наталья Кириллова
Источник: Pro-books.ru

Теги: