|     Регистрация    |     Карта сайта    |       Рассылка    |    

Распространение печатной продукции
Актуальная информация, опыт, проблемы и перспективы

Ваше мнение

Какую печатную продукцию вы предпочитаете в период пандемии?

Прямой эфир

ЕСПЧ: СМИ не обязано проверять информацию из официального источника

8 сентября Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «ООО “Регнум” против России» по жалобе СМИ, освещавшего факт отравления женщины ртутью при употреблении яблочного сока «Любимый сад». 

Привлечение СМИ к ответственности 

19 ноября 2005 г. следователь УВД Ухтинского района получил информацию из местной больницы о том, что жительница Ухтинского района Республики Коми отравилась ртутью после употребления сока «Любимый сад». Такая же информация поступила в различные местные СМИ. В ГУ МЧС по Республике Коми корреспонденту информационного агентства «Регнум» (учредитель – ООО «Регнум») подтвердили данную информацию. По факту происшествия было начато расследование. 

21 ноября 2005 г. издание опубликовало новость, в которой сообщалось, помимо вышеуказанного, что партия напитка изъята, проведена ее экспертиза и что глобулы ртути уже были обнаружены в напитке «Любимый сад» в 2004 г., когда его употребляла беременная женщина. Отмечалось, что пострадавшая находится в удовлетворительном состоянии. 

В новости от 22 ноября 2005 г. указывалось, что возбуждено уголовное дело по факту отравления, изъятие упаковок сока, произведенного той же партией, продолжается. 

В этот же день в Управлении Роспотребнадзора по Республике Коми корреспонденту устно подтвердили, что в яблочном напитке «Любимый сад» обнаружена ртуть, а затем переслали по факсу письмо ведомства, адресованное руководителям территориальных органов Роспотребнадзора. В нем было предложено провести проверки на крупных предприятиях и в магазинах, отмечалось, что в случае обнаружения товаров в установленном порядке должны быть приняты меры, в том числе направленные на приостановку продаж. Указывалось, что вся партия напитка на основе яблочного сока «Любимый сад» уже изъята из магазинов в Ухте, в том числе 21 упаковка – со склада оптовика. 

На основе данной информации издание опубликовано новость. Кроме того, вышли новости о том, что прокурор не подтвердил возбуждение уголовного дела, что возможность естественного загрязнения сока производства компании «Вимм-Билль-Данн» ртутью исключена и что «Вимм-Билль-Данн» отверг обвинения в том, что в соке могла быть ртуть. 

29 марта 2006 г. одно из юридических лиц, производивших безалкогольные напитки под торговой маркой «Любимый сад», акционерное общество «Раменский молочный комбинат» (ОАО «РМК»), подало в Арбитражный суд г. Москвы иск к изданию о клевете. Общество требовало опровержения трех новостей, их удаления с веб-сайта и компенсации морального вреда в размере 1 млн руб. 

7 июля 2006 г. Арбитражный суд г. Москвы отклонил иск, указав, что в оспариваемых новостях истец напрямую не упоминается: торговая марка «Любимый сад» не находилась в исключительном пользовании АО «РМК», и продаваемые под ней напитки также были произведены другим юридическим лицом, действующим во Владивостоке. 

Суд отклонил довод о том, что письмо Управления Роспотребнадзора по Республике Коми не может считаться ответом на запрос по смыслу ч. 3 ст. 57 Закона о СМИ, поскольку оно не было ответом на официальный запрос, подписанный К., а не Г., которая упоминалась в новостях от 23 ноября 2005 г. в качестве источника информации. Он установил, что распространенная информация исходила официального ведомства и, таким образом, подпадала под исключение, предусмотренное ч. 3 ст. 57 Закона о СМИ, освобождающее СМИ или журналиста от ответственности. 

Оценив всю серию новостей, опубликованных на сайте ИА «Регнум» в период с 21 ноября по 8 декабря 2005 г., суд не нашел «серьезных злоупотреблений со стороны СМИ в отношении права на распространение информации». Он отметил, что ответчик сообщил 8 декабря 2005 г., что в изъятых напитках не была обнаружена ртуть, и, таким образом, де-факто «опроверг факт обнаружения ртути, о котором сообщалось ранее». Суд также отметил, что удаление новостных сообщений с веб-сайта, запрошенного истцом, не может применяться в качестве санкции в деле о диффамации в соответствии со ст. 152 ГК РФ ввиду отсутствия правовых оснований. Он также счел требование истца об извинениях необоснованным ввиду отсутствия правовых оснований и постановил, что иное противоречило бы ч. 3 ст. 29 Конституции, гарантирующей, что никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. 

Рассмотрев дело по правилам первой инстанции, апелляция не согласилась с доводами истца о том, что новости касались непосредственно АО «РМК». Суд отметил, что общество входит в состав компании «Вимм-Билль-Данн» и не является единственным производителем напитка на основе яблочного сока, продаваемого под торговой маркой «Любимый сад». Точное имя истца в новостях не упоминалось, оспариваемые сообщения не содержали никаких заявлений о том, что АО «РМК» производит опасные продукты, содержащие ртуть. 

Апелляционный суд счел, что тот факт, что уголовное дело не было возбуждено в связи с отравлением, не означает, что ответчик запятнал репутацию общества, поскольку была проведена проверка. Ответчик мог не знать деталей предварительного расследования. Таким образом, апелляция отклонила жалобу АО «РМК». 

Кассационный суд вернул дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию, однако апелляция снова отказала в удовлетворении иска. После этого кассация вынесла решение об удовлетворении иска, указав, что в новостях был упомянут адрес истца. Суд округа указал на необходимость опубликовать опровержение и удалить три новости с сайта информагентства. Он также присудил истцу 1 млн руб. в качестве компенсации морального вреда. 

Обращение в ЕСПЧ и возражения властей 

Издание подало жалобу в порядке надзора, однако она была отклонена. Тогда СМИ обратилось в ЕСПЧ, указав, что решение кассационного суда представляет собой непропорциональное вмешательство в право на свободу выражения мнения, гарантированное ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. 

Издание отметило, что целью новостей являлось информирование о серьезной проблеме и они не были направлены на подрыв деловой репутации общества. Суды первой и апелляционной инстанций трижды соглашались с доводами о том, что оспариваемые новости не имели прямого отношения к истцу. Кроме того, на момент публикации информационное агентство убедилось в правдивости информации, полученной от государственных органов. Тот факт, что пересланный по факсу документ был адресован не СМИ, не делает содержание документа недостоверным. Несмотря на то что подлинность документа была подтверждена в апелляции, суд округа счел, что информация об обнаружении ртути в картонной коробке с марочным напитком не подтверждена доказательствами, ссылаясь на отказ в возбуждении уголовного дела. 

По мнению заявителя, окружной суд не применил нормы, касающиеся свободы прессы, в соответствии с которым представители прессы не обязаны проверять достоверность ответов государственных органов. 

По мнению Правительства РФ, вмешательство было предусмотрено ст. 152 ГК, преследовало законную цель защиты репутации других. Кроме того, документально не было подтверждено обнаружение ртути, новость от 23 ноября 2005 г. содержала подробную информацию о подозрительной партии брендового напитка, а следственные органы отказали в возбуждении уголовного дела. Так как ответчик не доказал правдивость распространенных заявлений, вмешательство в право на свободу выражения мнения соответствовало «насущной общественной необходимости» и было поддержано достаточными причинами. 

Власти отметили, что оспариваются утверждения о фактах, не имеющих основы, а не оценочные суждения журналиста. Ответчик не представил в национальных судах никаких доказательств, подтверждающих правдивость оспариваемых заявлений. 

Правительство также заявило, что сумма, присужденная истцу, была совместима с требованиями разумности и справедливости. 

Что решил ЕСПЧ 

Как указал Европейский Суд, для оценки необходимости вмешательства, когда право на свободу СМИ должно быть сопоставлено с конкурирующим правом на репутацию коммерческой компании, важны следующие критерии: предмет оспариваемых публикаций, т.е. касались ли они вопроса, представляющего общественный интерес; содержание, форма и последствия публикаций; способ получения информации и ее достоверность; тяжесть наказания, наложенного на СМИ или журналистов. 

ЕСПЧ отметил, что поднятая в новостях тема явно относится к важному аспекту здоровья человека и затрагивает серьезную проблему с точки зрения защиты потребителей. Соответственно, оспариваемые сообщения содержат информацию, представляющую значительный общественный интерес. При этом окружной суд не рассматривал, была ли информация, распространяемая СМИ, актуальной для общественности. Следовательно, он не рассматривал спор о диффамации в контексте общей заинтересованности в получении сообщений об обнаружении потенциальной опасности для здоровья. 

Европейский Суд указал, что в новостях отсутствовала субъективная оценка ситуации, и заметил, что не может оценить, требовали ли последствия, если таковые имели место, примененных окружным судом мер, включая присуждение компенсации в размере 1 млн руб., ввиду того факта, что в решении не указано, повлияли ли оспариваемые новости на общество или его акционеров. Тем не менее он принял к сведению такое «упущение» со стороны окружного суда. 

Относительно способа получения информации и ее правдивости Суд заметил, что основная цель новостей заключалась не в том, чтобы обвинить компанию в совершении преступлений или предосудительных с моральной точки зрения действиях, а в том, чтобы передать сообщение властей по проблеме общественного здравоохранения. То, что издание полагалась на информацию, полученную из официальных источников, не может быть использовано против нее, поскольку представители СМИ имеют право использовать такую информацию без проведения дополнительной проверки. 

Европейский Суд озадачило то, что подлинность письма Управления Роспотребнадзора по Республике Коми была подтверждена в апелляции свидетелем, не признанным ненадежным, при этом суд округа отказался рассматривать данное письмо в качестве официального источника информации. ЕСПЧ посчитал, что, отклоняя письмо и требуя доказать подлинность информации, суд округа нарушил ст. 10 Конвенции. «Примечательно, что окружной суд сослался на отказ в возбуждении уголовного дела от 19 декабря 2005 г. при рассмотрении новостей, опубликованных на веб-сайте с 21 по 23 ноября 2005 г. Суд не может не отметить, что такие доводы противоречат временной логике, поскольку на момент публикации новостей компания-заявитель не имела возможности предвидеть события, которые произойдут почти месяц спустя», – подчеркнул ЕСПЧ. 

Европейский Суд посчитал также, что кассация не представила «относящихся к делу и достаточных причин», чтобы оправдать присуждение 1 млн руб. компенсации за предполагаемый ущерб репутации общества. 

Издание просило компенсацию на общую сумму 1 943 712 руб. (26 996 евро): 1 млн руб. в качестве суммы, уплаченной истцу во исполнение решения, 1000 руб. на судебные издержки и сумму компенсации за инфляцию за 10 лет и 4 месяца. Суд посчитал разумным присудить изданию в качестве компенсации материального ущерба сумму в размере 26 996 евро. 

Издание также попросило 10 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда-материального ущерба. Соответствующая сумма была присуждена. 

Совпадающее мнение Георгиоса Сергидеса и заявление Дмитрия Дедова 

Судья Георгиос Сергидес в совпадающем мнении указал, что пришел бы к такому же решению, однако на основе тщательного изучения того, где будет нанесен больший ущерб, и изучения надлежащей оценки ущерба, нанесенного двум конфликтующим правам. Без этого, по его мнению, нельзя разрешить конфликт, возникший в настоящем деле. 

Он заметил, что в данном случае пропуск надлежащего или полного изучения равновесия не привел к неправильному результату. Однако без тщательной оценки возможного ущерба каждому из двух поставленных на карту прав можно рискнуть создать прецедент, в котором одно право будет непропорционально предпочтительнее другого. «По этой причине я предлагаю методологию, ориентированную на ущерб или жертву, которая, как я считаю, учитывает два конфликтующих права на равной основе, поскольку ст. 10 и 8 в принципе заслуживают равного уважения», – указал судья. 

Судья Дмитрий Дедов заявил, что выбранный Судом при присуждении компенсации материального ущерба способ расчета удивляет, однако он согласился с самой суммой. 

Эксперты оценили постановление ЕСПЧ 

Глава международной практики Международной правозащитной группы «Агора» Кирилл Коротеев с сожалением отметил, что ЕСПЧ потребовалось целых 12 лет, чтобы вынести это решение. В то же время он указал, что постановление будет напоминать судьям, выносящим решения по делам о «фейковых новостях», о том, что ссылка на официальные источники освобождает журналистов от ответственности. 

«Это решение также служит напоминанием, что ностальгия по “золотым временам” арбитражных судов под руководством ВАС, возглавляемым Антоном Ивановым, – явление эмоциональное, но не всегда основанное на фактах: в этом деле мы видим, как арбитражные суды уверенно игнорируют и российское право, и применимые критерии ст. 10 Конвенции, – указал Кирилл Коротеев. – Да и не всякое решение судов общей юрисдикции удостаивалось оценки “бросает вызов временной логике” (defies temporal logic), когда Европейский Суд находит, что новостному агентству ставится в упрек, что оно не учло процессуальное решение, вынесенное через месяц после публикации спорного текста». 

Директор Центра практических консультаций, юрист Сергей Охотин заметил, что ЕСПЧ детально рассмотрел баланс между правом на свободу слова и правом на репутацию. По его мнению, отдельные выводы этого решения применимы в национальной практике. 

Сергей Охотин указал, что Европейский Суд осветил три ключевых аспекта дел о диффамации применительно к работе СМИ. Первый – это недопустимость, даже при наличии признаков распространения порочащей недостоверной информации, строгого и обременительного для СМИ наказания, которое может поставить под угрозу дальнейшую деятельность издания. «Об этом ранее ЕСПЧ уже неоднократно высказывался, одно из последних таких решений – “Коммерсантъ” и другие против России” от 23 июня 2020 г.». 

Второй – факт получения информации из официальных источников, что по смыслу закона освобождало издание от ответственности, но не было принято российским судом во внимание. Третий, отметил эксперт, – общественное значение сообщения о наличии ртути в соке «Любимый сад». «По мнению ЕСПЧ, это явно относится к важному аспекту здоровья человека и поднимает серьезную проблему с точки зрения защиты прав потребителей. Соответственно, оспариваемые новостные материалы содержали информацию, представляющую значительный общественный интерес», – подчеркнул Сергей Охотин. 

«В данном деле, оценив и взвесив все риски между правом на свободу слова и правом на репутацию, ЕСПЧ еще раз повторил, что задача передачи информации обязательно включает в себя “обязанности и ответственность”. Защита, предоставляемая журналистам ст. 10 Конвенции, осуществляется при условии, что они действуют добросовестно в целях предоставления точной и достоверной информации в соответствии с принципами ответственной журналистики», – резюмировал эксперт. 

Медиаюрист, руководитель проекта «Право в сети» Маргарита Ледовских заметила, что Европейский Суд в очередной раз обратил внимание российских судов, что по делам о диффамации должны приниматься во внимание не только обстоятельства, указанные в ст. 152 ГК РФ, но и будут ли после публикации дискуссии, представляющие общественный интерес, степень известности истца, тему новостного сообщения, предыдущее поведение истца, а также содержание, форму и последствия публикации. Такой подход, по ее мнению, позволяет увидеть «картину» объемной, учитывать в делах о защите чести, достоинства и деловой репутации не только интересы истца в защите своей репутации, но и интересы СМИ в реализации свободы выражения мнения и, кроме того, интересы общественности в получении информации. 

Маргарита Ледовских посчитала важным, что Европейский Суд, как и в деле «“Новая газета” в Воронеже” против России», подробно исследовал то, что российские суды не позволили редакции доказать свою позицию. Эксперт с сожалением заметила, что по подобным делам в национальных судах очень высокий стандарт доказывания соответствия сведений действительности и СМИ просто не могут его преодолеть. «При этом суды игнорируют и просто не упоминают в решении представленные доказательства, не освобождают редакцию от ответственности по ст. 57 Закона о СМИ, даже если такие основания есть. Европейский Суд вскрыл эту проблему и указал, что проверку на соответствие действительности нужно проводить на основе доказательств, которые были на момент публикации, что вполне логично и разумно», – заметила она. 

Маргарита Ледовских обратила внимание на то, что фактически арбитражные суды автоматически взыскивают нематериальный (репутационный) вред в пользу юридических лиц, если было установлено, что распространены не соответствующие действительности и порочащие сведения. 

«В связи с этим значимо, что ЕСПЧ указал: российскими судами не обсуждалось, повлияли ли оспариваемые новостные сообщения на истца или его акционеров каким-либо образом, будь то снижение продаж, оценка акций. Кроме того, он указал, что компенсация в 1 млн руб. является чрезмерной», – указала эксперт. Она выразила надежду, что данный прецедент повлияет на российскую судебную практику таким образом, что российские суды будут требовать от истцов представления доказательств наличия нематериального вреда юридическим лицам по искам о защите деловой репутации и более тщательно исследовать основания для его выплаты.

Источник: advgazeta.ru

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Архив

<< < Сентябрь 2020 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 25 26 27
28 29 30