Если «Яндекс» не СМИ, то для чего ему новостной сервис?

23.09.2021

75 кандидатских диссертаций, защищенных за последние десять лет, посвящены специфической теме — заголовкам публикаций в разных печатных и электронных СМИ. Анализировались заголовки в российской, немецкоязычной, англоязычной и другой иноязычной прессе, а также в сопоставлении советских и постсоветских газет. В эпоху социализма язык газет был строг, прост и понятен.

Газетные заголовки выполняли прежде всего информативную функцию, без какой-либо языковой игры, что побуждало читателя читать последующий текст. В новое время заголовки все чаще сами по себе становятся завершенной публикацией и самодостаточной новостью, «оберегающей» время читателя, со своим языком, реминисценциями, аллюзиями, контаминациями и т. д., часто исчерпывая таким образом мотивацию к чтению дальнейшего текста.

О. Гаврикова в свежезащищенной диссертации «Прагматика кликбейтинга в интертекстуальном пространстве медиадискурса» доказывает, что из-за информационного перенасыщения публики сами по себе заголовки уже провоцируют высокую конкуренцию среди онлайн-авторов в борьбе за внимание к своему материалу. Так или иначе, кликбейтинговый (clic — щелчок мышью, bait — приманка) заголовок информации о событии, имеющем высокое социальное значение, атрофирует позитивный смысл соперничества СМИ и деформирует социальный смысл произошедшего случая.

Это первое.

Второе, которое пока никак не связано с первым. В стране есть ряд публично значимых структур, индивидуальная специфика деятельности которых достаточно полно отражена в федеральном законодательстве. Есть и такие, правовые споры об особенном статусе которых еще далеки от своего завершения в силу несовершенства языка права, хотя их положение в общественном пространстве сверхзначительно. Язык права гораздо более консервативен, чем современный язык, постоянно наполняющийся новыми формами, объясняющими обновляющиеся факты жизни. Так, недавно в языковый тезаурус вошло понятие медиатора — человека, призванного помочь противоборствующим сторонам разобраться в решении социальных конфликтов. Медиатор вправе осуществлять деятельность в соответствии с федеральным законом РФ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». Основное его отличие от адвоката заключается в том, что медиатор не занимает ничьей стороны и не представляет ничьих интересов. Можно сказать, что это судья, не имеющий судебной власти. Именно поэтому процедура медиации часто выбирается в качестве альтернативы судебному разбирательству, хотя может использоваться и как дополнение. В стране есть и деперсонализированные структуры, которые выполняют посреднические функции и не самодостаточны в осуществлении своих главных функций, а полностью зависят от запросов граждан.

А теперь попробуем связать первое со вторым.

С десяток лет не завершаются споры в отношении необходимости уточнения правового статуса поисковиков, в частности «Яндекса». Очень похоже, что его новостной сервис сам стремится стать медиатором и поставщиком если и не новостей, то заголовков новостей. Кстати, семь лет назад Генпрокуратура РФ получала запрос от одного из депутатов Государственной думы с просьбой проверить деятельность компании «Яндекс» на соответствие закону «О СМИ». Депутат был убежден, что «Яндекс.Новости» надо приравнять к СМИ, так как на страницах «Яндекса» публикуются материалы новостного и аналитического характера, в том числе материалы ведущих российских и зарубежных СМИ». Распространение таких материалов является распространением массовой информации. Следовательно, по логике депутата, компания «Яндекс», которая «является крупнейшим средством массовой коммуникации и имеет огромную аудиторию», должна соблюдать правила, «установленные для средств массовой информации». Отличий между новостями в топе «Яндекса» и новостями, которые распространяет, например, газета, нет.

В то же время, когда Генпрокуратуре РФ был задан этот вопрос, довольно много известных людей посчитали его постановку вполне уместной: граждане получают информацию из топа новостей «Яндекса», но при этом на сами ссылки они не заходят. Эта точка зрения сохраняется и сегодня. Недавно арбитражный суд Москвы запретил к поисковой выдаче «Яндексом» название одного из общественных изобретений (УГ) из-за его связи с другим ранее изобретенным продуктом, который гомогенным первому никак не назовешь. Оказывается, при применении норм права степень социальности того или иного явления особого значения может и не иметь.

Также недавно, как сообщили «Новые известия» и целый ряд других СМИ, Верховный суд снял с выборов в Госдуму кандидата от «Российской партии свободы и справедливости» (РПСС) предпринимателя и ведущего «Эхо Москвы» Дмитрия Потапенко. Дело рассматривалось по иску ЦИК, которая обнаружила у кандидата «иностранные активы». Иностранными были признаны акции предпринимателя в «Яндексе» и «Сбере», поскольку акции обеих компаний торговались на зарубежных биржах. Суд посчитал их финансовыми инструментами.

Когда встал вопрос о необходимости оценивать деятельность «Яндекса» с позиции закона о СМИ, представители компании принялись активно разъяснять свою позицию. Поскольку более свежего системного ответа, чем тот, который до сих пор содержится в разделе «Блоги Яндекса», с помощью самого агрегатора не найдено, приведем его, но с сокращениями:

Итак, «Яндекс.Новости» — это крупнейший в рунете агрегатор новостных сообщений. Каждый день этот сервис получает материалы от нескольких тысяч СМИ и автоматически формирует из них новостную картину дня. Главная и определяющая особенность «Яндекс.Новостей» — отсутствие человеческого вмешательства. Нет редакторов и модераторов. Нет собственных материалов. Нет «редакционной политики» и своей точки зрения. Мы не СМИ. Всё это результат работы алгоритмов. Они должны показать читателю полную и беспристрастную картину дня, сложить её из тысяч новостных сообщений. «Яндекс.Новости» являются входной точкой в медиапространство. Их задача — донести всё, о чём пишут СМИ, говорят по радио и по телевизору. Что читать и где — вы решаете сами. «Вес» сообщения — на основе трёх критериев: цитируемость (сколько ссылок на это сообщение в других сообщениях сюжета, без учёта ссылок в аффилированных СМИ и самоцитирования), свежесть (время публикации сообщения по сравнению с другими источниками), информативность (наполненность сообщения ключевыми фактами сюжета). Почему критерии именно такие? Мы ориентируемся на ожидания читателей: информация должна быть актуальной, полной и достоверной. Актуальность и полноту робот измерить может, а с достоверностью помогает цитируемость. Этот параметр сродни индексу цитирования в научном мире. Он говорит о том, насколько сообщениям этого СМИ доверяют другие издания.

Наш краткий вывод таков: получается, что всё то, что производят «Яндекс.Новости», имеет социально значимую подоплеку, резонансный потенциал. И очень нужен ему самому. Но «Яндекс.Новости» не являются СМИ, хотя это кажется полезным и для него, и для общества. Может быть, было бы лучше — в целях поощрения позитивной активности команды «Яндекса» — вернуться к теме его правовой определенности как средства массовой информации и заодно поразмышлять на другую тему, не связанную с первой — иностранного участия в структурном формировании медийного пространства страны, подвластного отечественной юрисдикции.

 

Федеральный закон о СМИ изменялся неоднократно, но в последнее время касался лишь некоторых аспектов деятельности средств массовой информации. Теперь надо дополнить статью 2 закона о том, что «под средством массовой информации понимается периодическое печатное издание, сетевое издание, телеканал, радиоканал, телепрограмма, радиопрограмма, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации под постоянным наименованием (названием)». В это дополнение следует дописать сервис «Яндекс.Новости» в той правовой формуле, которая будет обобщенно содержать и аналогичные сервисы других поисковиков и удовлетворит государство и общество.

Источник: iarex.ru