|     Регистрация    |     Карта сайта    |       Рассылка    |    

Распространение печатной продукции
Актуальная информация, опыт, проблемы и перспективы

Ваше мнение

Почему, на Ваш взгляд, правительство РФ исключило печатные СМИ из списка товаров первой необходимости?

Прямой эфир

Наше величие – в многоязычии!

Главный редактор якутоязычного журнала «Чолбон» Гаврил Андросов – о проблемах перевода, роли Союза писателей республики и особенностях жизни в Арктике.

– Вы недавно назначены главным редактором литературного журнала «Чолбон». Расскажите, пожалуйста, об истории и концепции этого издания. Как журнал существует сегодня – в эпоху, сложную для всех «толстяков»?

– Пожалуй, это моё первое интервью в качестве главного редактора. 1 июля этого года Республика Саха впервые отметила День национальной печати – в далёком 1906 году в этот день вышла якутоязычная газета «Саха дойдута» внутри газеты «Якутский край», в честь знаменательной даты 2 июля меня назначили главным редактором нашего славного издания.

Наш журнал – старейший якутоязычный журнал. У истоков «Чолбона» стояли такие глыбы, как духовный лидер народа саха, поэт и драматург Алампа Софронов, основоположник Якутской Автономной Республики, выдающийся писатель и учёный-лингвист Платон Ойунский, классик якутской литературы, писатель и исследователь Алексей Кундэ, член ВЦИК, первый наш литературный критик и философ Василий Леонтьев, легендарный нарком просвещения Якутской АССР переводчик и публицист Алексей Бояров. Кстати, «Чолбон» в переводе означает «планета». Первый редактор журнала Софронов ассоциировал её с утренней звездой и позиционировал как литературно-художественное издание, которое стоит вне политики и ставит цель создания (в практическом и теоретическом плане) якутской художественной литературы, литературной критики и теории якутской литературы, театра и искусства в целом. Но в конце 20-х годов прошлого столетия сложно было оставаться вне политики... После выступления партии конфедералистов во главе с Павлом Ксенофонтовым первый состав редакции журнала с лёгкой руки ультракоммунистов был приписан к сочувствующим «ксенофонтовцам». Конфедералисты этой акцией протеста хотели добиться внимания руководства компартии, а также расширения статуса автономии до союзной республики. Софронов вместе с другими представителями национальной интеллигенции был сослан на Соловки, но после обращения к известному партийному деятелю Емельяну Ярославскому, который жил в ссылке в Якутске и был знаком с якутской интеллигенцией, ему заменили лагерь на ссылку в Архангельск. Леонтьев, имея иммунитет члена ВЦИК, сперва держался, но после отзыва Аммосова и других всё же был осуждён и пропал в Сибирских лагерях. Бояров также не минул колеса Большого террора...

В 1930-е годы журнал переименовали на «Кысыл ыллык» («Красная тропа»), а на пике репрессий он стал альманахом и получил название «Уус-уран литература» («Художественная литература»). В начале 40-х альманах стал называться «Хотугу сулус» («Северная звезда»). Многие редакторы, сотрудники и авторы журнала – Платон Ойунский, Дмитрий СивцевСуорун Омоллоон, Николай Заболоцкий-Чысхаан, Николай Павлов-Тыасыт и др. – были репрессированы. В 1942 году главный редактор альманаха «Хотугу сулус» поэт Архип Абагинский ушёл добровольцем на фронт, участвовал в разгроме милитаристской Японии, а член редколлегии, писатель, младший лейтенант Красной армии Никифор Седалищев-Дьюегэ Аныстыров пропал без вести...

В 50-е «Хотугу сулус» снова стал полноценным журналом. В лучшие времена тираж издания составлял более 30 тысяч. От нашего журнала в своё время отпочковался русскоязычный литературно-художественный журнал «Полярная звезда», и какое-то время мы жили под одной крышей объединённой редакции. До декабря 2008 года учредителем выступал Союз писателей Якутии, а после реформы печати было создано автономное учреждение республики «Сахапечать», в состав которого вошли редакции республиканских периодических изданий, в том числе и наш «Чолбон».

Новые времена – это всегда новые вызовы. После демократических преобразований в республиканском медиапространстве появились частные и либеральные СМИ. Тиражи государственных изданий таяли, как апрельский снег. Несмотря на такие перипетии, «Чолбон» остался на плаву и перешёл на офсетную печать. Сейчас тираж журнала колеблется на тысячном рубеже. Но мы начинаем «борьбу» за читателей в интернет-пространстве.

В зените якутского ренессанса в начале ХХ века Платон Ойунский говорил, нет, даже не говорил, а поставил цель, которую суждено было претворить в жизнь нашему журналу: «Трудовой народ Якутской АССР не только должен уметь читать и писать на родном языке. Он должен на этом языке общественно мыслить и художественно творить, как мастер, как гений».

В этом отчасти помог и сам Ойунский, который на страницах журнала опубликовал одно из знаковых своих произведений – «Улуу Куданса» («Куданса Великий»), также были изданы Алампа, Николай Неустроев, Кундэ, свой творческий путь начинали первые народные писатели Якутии – Серафим Кулачиков-Эллэй, Владимир Новиков-Кюннюк Урастыров, Николай Мординов-Амма Аччыгыйа и Дмитрий СивцевСуорун Омоллоон. Все эпохальные произведения якутской художественной литературы вышли на страницах нашего журнала – роман «Пока бьётся сердце» Софрона Данилова, «Тыгын Дархан» Василия Яковлева-Далана, «По велению Чингис Хаана» Николая Лугинова, «Аан талга» («Божественный смерч») Елены Слепцовой-Куорсуннаах. Поэтому якутская интеллигенция до сих пор считает, что «Чолбон» – кузница художественной литературы и совесть якутской нации.

– Я знаю, что в республике достаточно активно работает с молодыми авторами Союз писателей Якутии. Какие программы поддержки есть в этом году и планируются в ближайшем будущем?

– Несмотря на финансовые трудности, Ассоциация «Писатели Якутии» получает свой традиционный грант, книги писателей издаются в национальном издательстве «Бичик» по плану. В этом году при поддержке Фонда Победы Республики Саха (Якутия) в Доме Союза писателей Якутии создана галерея писателей-фронтовиков. Таким образом, несмотря на пандемию и ограничительные меры, мы отдали дань уважения нашим старшим коллегам, которые не только пером, но и штыком защищали Родину. Также фонд профинансировал издание дополнительного тиража в количестве 1000 экземпляров журнала «Чолбон», посвященного 75-летию Великой Победы. Союз при финансовой и организационной поддержке Министерства культуры и духовного развития Министерства по делам молодёжи и социальным коммуникациям и Ассоциации «Писатели Якутии» в начале апреля планировал провести очередное республиканское совещание молодых писателей, где было уже заявлено 65 участников, но, к сожалению, пандемия внесла свои коррективы – пришлось перенести наше главное мероприятие года. Сейчас ищем выход из данной ситуации, скорее всего, 22-е совещание будет проходить в заочной форме...

Безусловно, в Якутии есть система поддержки писателей и литературного процесса, которая зиждется ещё и на авторитете наших старших коллег, народных писателей, таких как Николай Лугинов, Наталья Харлампьева, Андрей Кривошапкин и Василий Харысхал. Но нужна перезагрузка данной системы, потому что она не полностью удовлетворяет чаяния литературного братства. Кроме того, без государственной поддержки писать и созидать на якутском языке довольно-таки сложно, а на языке коренных малочисленных народов Севера вообще нереально. Поэтому нужна прозрачная грантовая поддержка творческих союзов, литературных проектов и отдельных писателей.   

Ведь без якутского языка у Республики Саха нет будущего, даже несмотря на то, что она сказочно богата алмазами, нефтью и золотом. По данным ЮНЕСКО, язык народа саха балансирует между вымирающими языками. Поэтому нужно принять предупреждающие меры, и одна из основных мер – поддержка литературы.

– По специальности вы преподаватель якутского языка и литературы. Как эти предметы преподаются сегодня в школах и вузах Якутии? И изучают ли в школах республики национальный язык?

– Давайте начнём с высшего образования. Сейчас в вузах есть спецкурсы по якутскому языку. Конечно, в сельских школах, где население моноязычно, якутский язык и литературу, а также другие предметы изучают или объясняют на якутском. И это естественно: якутский школьник лучше поймёт, когда педагог ему объяснит на родном языке. Ситуация в полиэтнической среде сложная, например, в Якутске есть и якутские, и русские школы, также бывают смешанные классы. По центральнороссийским меркам Якутск – небольшой город, около 300 тысяч жителей, примерно половина из которых саха. Поэтому якутских школ и детсадов всегда не хватало. Всё бы ничего, если бы не очередная реформа образования, которая обязала прикрепить школы к районам и улицам. Отсюда и проблемы родителей, учителей и самих школьников...

– На каком языке создаёте свои произведения? И как вообще обстоит дело с переводом с якутского языка на русский и наоборот? Осуществляются ли переводы на национальный язык русской классики?

– Я пишу на языке Олонхо, Кулаковского и Ойунского. В советское время, особенно в эпоху Семёна Данилова, переводческое дело стояло крепко, каждый писатель имел возможность быть переведённым на русский и изданным в союзных издательствах. После развала Советского Союза система художественного перевода была разрушена, но не полностью уничтожена. Народный писатель Далан уже в начале 90-х годов призывал якутских писателей не ограничиваться национальными рамками. Руководство Союза писателей Якутии в лице Натальи Харлампьевой и Николая Лугинова держит этот вопрос на особом контроле. Они буквально на своих плечах тащат переводческое дело.

В идеале это должно было быть целой системой, финансируемой государством. Ведь Семён Данилов создал группу якутских переводчиков, которые учились в Литературном институте им. А.М. Горького, согласно его плану должен был работать Центр художественного перевода при Союзе писателей Якутии. Но после смерти Семёна Петровича в 1978 году его мечте не суждено было сбыться. В прошлом году по инициативе председателя Ассоциации «Писатели Якутии» Олега Сидорова был осуществлён набор якутской группы переводчиков, которые учатся сейчас на бакалавриате Литинститута. Куратором группы является мастер художественного перевода, выпускница литинститута Аита Шапошникова. Надеемся, что новое поколение переводчиков пойдёт по стопам предшественников и среди них появятся такие мастера перевода, как Мария Алексеева, Альбина Борисова и Аита Шапошникова.

В нулевые сопредседатель Союза писателей России Николай Лугинов организовал программу перевода, в рамках которой была издана целая серия старых и новых переводов классиков якутской литературы на русском. Помимо этого Николай Алексеевич начал серию «Поэтические голоса России», где отдельным сборником были изданы лучшие современные русские поэты, также представлены национальные поэты России. Вне серий по программе Лугинова были переизданы на якутском «Донские рассказы» Михаила Шолохова, увидел свет билингвальный сборник народного поэта Дагестана Магомеда Ахмедова, также готовится к печати книга известного казахского поэта Олжаса Сулейменова. Кстати, у меня совсем недавно вышел первый двуязычный сборник стихов – «Исповедь степного генерала». Думаю, что многим современным читателям, которые владеют несколькими языками, будет интересно почитать и сравнить.

– Есть ли книжные магазины в республике, где можно приобрести произведения современных якутских авторов?

– Вопрос не в бровь, а в глаз. У нас очень большая территория. И транспортная система довольно сложная. Многие дороги, так называемые автозимники, держатся только благодаря «Мороздорстрою». Осенью и весной всегда распутица, дальние сёла по нескольку месяцев живут без связи извне. Поэтому люди возят в основном товары первой необходимости: муку, сахар, консервы, патроны и зимнюю одежду – какая там книга или журнал. Везти такую продукцию – настоящая роскошь. В идеале это должна осуществлять «Почта России». Но, увы, она давно превратилась в продуктово-бытовой ларёк, где продают консервы и шампуни. Они ориентированы только на прибыль, да и простым сотрудникам платят мало. Поэтому из года в год подписка падает, ведь люди в арктической зоне получают почту всего два раза в год! Целыми мешками, но половина подписки всё равно не доезжает до адресата.

Конечно, в Якутске есть несколько сетей книжных магазинов, где можно найти местную и российскую литературу. Пару-тройку фирменных магазинов держит ещё издательство «Бичик», они также пытаются наладить торговлю в районных центрах, где функционируют книжные ларьки и киоски, иногда сотрудничают с местными предпринимателями. Но, кроме «Бичика», ещё есть около дюжины разных издательств, книги которых сложно приобрести.

– Существует такое явление, как литература малых народов Севера. Что это за феномен? Каковы его основные особенности? И что делается для сохранения этой уникальной культуры?

– Мой старший коллега, эвенкийский писатель Николай Калитин, однажды заметил: у коренных малочисленных народов Севера самая чистая и светлая литература. И он абсолютно прав – в северной литературе нет чернухи, разврата и «мыльных опер». Писатели – все патриоты, просветители, гуманисты, они пишут о своём народе, их волнуют и сегодняшние проблемы, и «дела давно минувших дней».

Сейчас интерес мирового сообщества к Арктике растёт. В нём переплетены геополитика, интерес к природным ресурсам и волнение по поводу проблемы глобального потепления. Но люди должны понять: Арктика – одна из самых суровых зон планеты. Здесь испокон веков жили и живут люди с самобытной культурой и уникальными традициями, со своим укладом. Холод, вековые льды, снег и пурга научили людей главным ценностям жизни – гуманности, толерантности (она отличается от западных представлений), рациональности, терпению и почитанию природы.

Очень важно сохранить культуру, язык, уклад жизни и промыслы коренных малочисленных народов Севера. В Якутии есть целое министерство по развитию Арктики и делам народов Севера, действует уполномоченный по правам коренных малочисленных народов Севера, проводят исследования и подготавливают кадры Арктический государственный институт искусства и культуры, Институт гуманитарных исследований и проблем МНС, при СВФУ есть кафедра северной филологии. Но по сути культура северян – это другая цивилизация, которую поглощает нынешний век прогресса и высоких технологий…

– В Якутии существует замечательный литературный фестиваль «Благодать большого снега», на котором однажды я имела удовольствие присутствовать. Продолжится ли это благое начинание и каковы перспективы проекта?

– Этот проект – детище нашего председателя Натальи Харлампьевой. В прошлом году мы провели 5-й, юбилейный фестиваль. Значит, прошло уже десять лет. Я с самого начала фестиваля был «мальчиком на побегушках» и получил бесценный опыт общения с коллегами по цеху из разных стран и регионов России. «Благодать большого снега» подарила якутским писателям много новых друзей, фестиваль стал площадкой для неожиданных проектов. Например, благодаря ему вышли антологии якутской поэзии в Польше и в Татарстане, переведены произведения Платона Ойунского на азербайджанский и киргизский языки. Не только писателям, но и многим деятелям республики наш проект открыл иные горизонты. В своё время руководители Якутии Егор Борисов, Евгения Михайлова поддержали наш фестиваль, и не ошиблись. Уверен, что и нынешнее руководство республики во главе с Айсеном Николаевым будет поддерживать международный поэтический фестиваль «Благодать большого снега», и верю, что наш проект имеет большое будущее.

– Какие механизмы на государственном уровне, на ваш взгляд, должны осуществляться сегодня для поддержки национальных литератур?

– Давайте начнём с малого. Если не ошибаюсь, уже пятый год подряд по линии Росмолодёжи работает образовательный форум «Таврида» в Крыму, который имеет литературную смену. Неплохо было бы в рамках этой смены создать группу национальной литературы. В советское время работали целые издательства, выпускающие книги национальных писателей. Сейчас в этом направлении работают лишь некоторые издательства и культурологические издания, например ОГИ с проектом антологий или вот замечательный проект «ЛГ» – «Многоязыкая лира России». Также необходимо иметь площадку в каком-нибудь толстом журнале и солидном интернетиздании. Несомненно, многое делает для продвижения национальных литератур Роспечать.

Кроме того, возлагаю большие надежды на своих коллег из Союза писателей России, которые также ведут работу по включению национальных литератур в единое пространство российской словесности, а Совет молодых литераторов ищет новые пути в работе с молодыми творческими силами из регионов. Им бы в помощь получить гранты, и дело бы сдвинулось с мёртвой точки.

Вывод очевиден: нужна государственная программа поддержки национальных литератур и важно, чтобы над её осуществлением рука об руку трудились Министерство культуры РФ, Роспечать, Росмолодёжь и Федеральное агентство по делам национальностей.

В заключение хочу отметить, что учреждение специальных книжных серий и государственной литературной премии для национальных литератур, организация литературного форума или фестиваля дали бы мощный толчок в творческом плане для региональных писателей России. Ведь наше величие – в многоязычии!

«ЛГ»-ДОСЬЕ  

Гаврил Гаврильевич Андросов – якутский поэт, публицист и переводчик. Член Союза писателей России (секретарь правления с 2018 г.), заместитель председателя правления Союза писателей Якутии (с 2013 г.). Родился в 1985 году в селе Баяга Таттинского улуса Республики Саха (Якутия). Окончил Якутский государственный университет им. М.К. Аммосова. Главный редактор литературно-художественного журнала «Чолбон». Член Русского географического общества, Сою за журналистов России, член общественного совета Департамента охраны культурного наследия Республики Саха (Якутия), руководитель творческого объединения молодых писателей «Тыл кыһата» («Кузница слова»).

Отличник культуры РС (Я). Призёр 2-го Международного поэтического турнира им. Намжила Нимбуева (Бурятия), обладатель гранта министра по молодёжной политике РС (Я) в области поэзии, победитель в номинации «Молодой писатель года» Министерства по делам молодёжи и семейной политики РС (Я), лауреат Общественной премии «За особый вклад в изучение, сохранение и развитие родного языка». Автор трёх поэтических сборников и трёх книг публицистики и краеведения. Стихи включены в антологию «Современная литература народов России: Поэзия» и в антологию «молодой» литературы России «Заря». Произведения переведены на русский, польский, болгарский, вьетнамский, казахский, киргизский, татарский, тувинский, ногайский языки. Живёт в Якутске.  

Источник: www.lgz.ru

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ГиПП

Архив

<< < Октябрь 2020 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 23 24 25
26 27 28 29 30 31