|     Регистрация    |     Карта сайта    |       Рассылка    |    

Распространение печатной продукции
Актуальная информация, опыт, проблемы и перспективы

Ваше мнение

Есть ли будущее у библиотек в современной России?

Прямой эфир

Бумажная броня картонных линкоров: газетная армада

Японский скульптор Ацуси Адачи делает памятники из старых газет. Корабли сороковых, винтажные автомобили, лунный скафандр Нила Армстронга в исполнении Адачи говорят новостями своих дней — и правдивыми, и не очень. 

Операция «Перекресток» (2016). Бумага, японские газеты 1946−1960 годов. Операция «Перекресток» — первая после бомбардировки Хиросимы и Нагасаки серия ядерных испытаний. Бомбы сбрасывали на корабли-мишени — устаревшие американские и трофейные японские. 

Ацуси Адачи рос в портовой Йокосуке и часто ходил смотреть на корабли. В Йокосуке стоит седьмой флот ВМФ США и одна из японских флотилий, поэтому поглядеть было на что: в этой акватории встречались авианосцы USS Kitty Hawk и George Washington, японские миноносцы и крейсеры. К тому же дедушка строил модели военных кораблей и любил читать о военной истории; конечно, все это увлекло и маленького Ацуси. Он выучился на скульптора, а корабли стали его моделями.

Fake news, война и память 

В качестве материала Адачи раз и навсегда выбрал старые газеты, журналы, страницы исторических романов — не за пластические свойства, а за хронику. «В газетах ведь пишут о самом главном за день или за неделю, а в японских газетах времен Второй мировой о самом главном врали, — рассуждает Адачи, — и об этой лжи не следует забывать». Слой газет соответствующей объек­ту эпохи ложится на скульптуру последним, до этого Адачи накладывает слоями обычную бумагу и картон. 

«Армстронг» (2017). Бумага для рисования, страницы книги. Скафандр имитирует те, что использовались для высадки на Луну. Скульп­тура покрыта страницами художественной книги о высадке на Луне. 

Публичная дискуссия о войне дается японцам тяжелее, чем даже немцам: тут и осознание ошибок, и сожаление, ужас, трагедия, оправдание, обида. В том, что молодой художник берется за модель флагмана Объеди­ненного флота, линкора «Ямато», можно увидеть что угодно, вплоть до увлечения милитаризмом. Но делать этого не стоит: симпатии Адачи на другой стороне. Это из-за них он взялся за бумажную копию Citroën 2CV. Его работа — дань уважения французским инженерам, которые уничтожили первую партию 2CV накануне оккупации, а после войны возродили модель и сделали ее одной из самых успешных в истории компании. 

Бумага, японские газеты 1945−1947 годов. «В маленькой модели большой вещи есть что-то от игрушки. Так и память смягчает даже дурные воспоминания». 

Скульптуры Адачи не вздох по утерянной империи, но воспоминания, порой тяжелые. Сам художник так и объясняет свой метод: «Я придаю памяти форму, я беру предметы, созданные для закрепления пережитого опыта — печатные СМИ и книги, и оформляю ими силуэты вещей, игравших в прошлом главные исторические роли». Обычно все происходит наоборот, отмечает художник: время придает вещам форму. «Ручная коробка передач за годы подстраивается под манеру вождения хозяина, и то же самое рассказывают летчики (особенно военные) о своих машинах. А я наклеиваю напечатанные когда-то слова на разные вещи, и память обретает форму и содержание». 

Скульптуры к прочтению 

Работа Адачи начинается со склейки основного массива будущей скульптуры из листов плотного картона. Потом художник вырезает из этого бруска силуэт будущей машины — танка, мотоцикла, боевого корабля, автомобиля, космической ракеты или скафандра. Живое встречается среди его работ редко: есть несколько цикад и женские силуэты. Последним слоем на картон ложатся тщательно подобранные вырезки из газет, журналов и книг. Адачи подчеркивает, что его скульптуры надо читать. 

Citroën 2CV. В 1939 году инженерам Citroën пришлось сломать и закопать 250 первых экземпляров 2CV, чтобы они не достались оккупантам. Зато после войны модель имела огромный успех: 5 миллионов проданных экземпляров, 42 года в производстве. Эта история вдохновила Адачи на создание модели легендарной микролитражки. 

Большая часть скульптур Адачи — это модели реальных машин, и художник работает по чертежам, стараясь сохранить как можно больше деталей. Под фюзеляжем из папье-маше у некоторых из них есть даже бумажные двигатели и турбины — с лопатками, шлангами и прочим, однако движущихся деталей обычно не бывает. И только если чертеж достать невозможно (так обычно бывает с прототипами и экспериментальными моделями), художник работает по фотографиям. Изредка случается, что геометрия скульптуры требует отклониться от достоверности — и тогда Адачи жертвует мелкими деталями ради общей выразительности. Но это скорее исключение, чем правило: сами объекты требуют внимания к форме и уважения к своим рычагам и антеннам. 

Серия «Образцы» (2013). Картон, бумага, газеты 1910−2010 годов. Ацуси Адачи склеил 62 картонных самолетика разных моделей — от старинных бипланов до стелс-истребителей. Каждый обклеен газетами соответствующей эпохи. 

Внимание к деталям Адачи называет самой японской чертой своего стиля. На взгляд со стороны национального в нем гораздо больше: и легковесность бумаги, и коллекции крылатых объектов (шестьдесят два бумажных самолетика — почти тысяча бумажных журавликов Садако), и увлечение техникой, которое часто встречается у героев Миядзаки («Ветер крепчает», «Вымышленные летающие машины»), и бережное отношение ко всему старому. Адачи любят галеристы и в Японии, и за рубежом: недавно он привез свои корабли в Нью-Йорк, на выставку про Токио. Может быть, людям нравится, когда их представление о чужой культуре оказывается недалеко от истины.

Источник: popmech.ru

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ГиПП

Архив

<< < Ноябрь 2020 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30