|     Регистрация    |     Карта сайта    |       Рассылка    |     English

Распространение печатной продукции
Актуальная информация, опыт, проблемы и перспективы

Сергей Собянин побывал в редакции «Вечерней Москвы»

Мэр Москвы Сергей Собянин побывал в редакции "Вечерней Москвы". Это первый визит градоначальника на новую рабочую площадку "Вечерки".

В ходе встречи главный редактор Александр Куприянов и генеральный директор Александр Чекшин рассказали мэру об истории «Вечерки», первый номер которой попал в руки москвичей еще в 1923 году, показали памятную доску, на которой увековечены имена погибших на фронте журналистов, а также продемонстрировали новый ньюсрум.

В современный офис редакция "Вечерней Москвы" переехала в прошлом году. Градоначальнику рассказали о прошедших изменениях в редакторском коллективе и самом издании: увеличился тираж "Вечерки" (до полутора миллионов экземпляров) и численность сотрудников (до 140 человек), обновился сайт, на котором появилось сетевое тв.

Также мэр Москвы смог ознакомиться с процессом предпечатной подготовки издания. Собянину вручили "горячую" страничку утреннего номера.

 

Источник: ЖУРДОМ

 

Главным событием визита Сергея Собянина в редакцию «Вечерки» стало большое интервью мэра, которое он дал журналистам трех ведущих СМИ города – газете «Вечерняя Москва», телеканалу «Москва 24» и радиостанции «Говорит Москва». Это была большая, более чем часовая беседа, на самые актуальные городские темы.

Сергей Семенович, Большая Москва, видимо, тот проект, который будет занимать вас в первую очередь в этом году? Назовите основные направления, по которым этот проект будет развиваться?

Как любой проект он начинается с планов, поэтому необходимо до конца уточнить весь генплан развития этой территории,  и сделать его таким, чтобы он был органично вписан в развитие всей Москвы. Он не должен развиваться сам по себе, а Москва сама по себе. Более того, мы проводим сейчас разработку концепции развития всей агломерации: и новой территории, и старой территории Москвы, и ближайшего Подмосковья. На этой площадке проживает 20 миллионов человек и без внятного плана развития этой территории ничего не получится. Поэтому разработать такой план необходимо, причем с участием лучших урбанистов мира. Кстати, я сегодня вечером с коллегами буду встречаться и они расскажут, как продвигается эта работа. Первоочередные меры, которые не связаны с долгосрочным планированием - это надо навести элементарный порядок - по уборке дворов, подъездов детских площадок, запланировать обустройство садовых участков и садовых поселков. К слову, садоводы много задавали вопросов и очень боялись, что мы придем и все снесем. Но мы настроены на то, чтобы благоустроить поселки, построить дороги, провести воду, свет и так далее. И конечно, надо забрать себе бюджетную сеть, которая обеспечивает необходимыми услугами - здравоохранение, образование и так далее. Это текущая работа.

По поводу социальной сферы. Сейчас активно обсуждаются и тарифы ЖКХ и другие соцвопросы… И на том же уровне должны остаться выплаты по ЖКХ, потому что в городе и области –  это совершенно разные суммы. Как это может повлиять на бюджет города?

Социальные выплаты увеличатся, потому что мы не можем пенсионерам по-разному платить социальные надбавки. Люди на присоединяемых территориях будут такими же москвичами, и мы обязаны чтобы стандарты были едиными для всех. Затраты городского бюджета увеличатся, но не на много, потому что на этой территории живут всего 250 тысяч человек. Притом что это полторы Москвы по территории. Поэтому никакого урона бюджета города не будет. Но при этом мы получаем перспективную площадку для развития города, для строительства деловых, медицинских центров  и так далее. Это территория будущего.

Вы сказали «городская агломерация». Мы все чаще в своих эфирах используем это словосочетание. Наверное, заниматься этим вы будете совместно с недавно назначенным губернатором московской области Сергеем Шойгу. Как будет складывается эта работа?

Без Подмосковья развивать Москву невозможно. И как развивать Подмосковье без Москвы? Они давным-давно стали единым организмом. В Подмосковье больше жилья, в Москве больше рабочих мест, ежедневно миллионы людей перемещаются из области в Москву. Надо совместно выстраивать транспортные коммуникации, логистику, социальная сфера тоже перемешана. Десятки тысяч детей из Подмосковья ходят в наши школы, поликлиники и так далее. В то же время это экологический пояс Москвы и нам не безразлично что там происходит. Это требует совместной координации.

Уже были совместные обсуждения с Сергеем Шойгу?

Пока еще нет, но я надеюсь, как только он вступит в должность, такой разговор состоится. Мы должны сохранить все хорошее что было сделано в предыдущие годы и совершить шаг вперед.

А как вы относитесь к его шутливому предложению перенести столицу в куда-нибудь в Сибирь? 

Я думаю, что это не более, чем шутливое предложение, потому что для Сибири это было бы наверное неплохо, а для жителей Москвы и Подмосковья подобная ситуация близка к катастрофе. Естественно, уменьшился бы приток инвестиций и доходов, часть бизнеса перерегистрировалась и ушла бы из Москвы и Подмосковья в другое место. Это было бы серьезным уменьшением дохода в бюджеты. Соответственно, социальные программы подверглись корректировке.

А что вы скажете по поводу предложения нового губернатора, чтобы платить налоги по месту жительства а не по месту работы?

Мне кажется, такие вопросы нужно очень серьезно обсуждать. И как вопрос для обсуждения он имеет право на жизнь. Надо иметь в виду, что мы сегодня, вкладывая в транспортную инфраструктуру: 100 миллиардов рублей – в метро, 70 миллиардов – в дороги. Мы их вообще не вкладывали бы, если бы не поток людей, который приезжает в город в поиске работы. Нам было бы достаточно той инфраструктуры, которая уже есть. Мы тратим колоссальные ресурсы, для того чтобы принять людей, приезжающих на работу. А что было бы, если бы этого не происходило? Тогда бы в некоторых районах Подмосковья было не 40 процентов безработицы, а 80. Мы этого же не хотим. Мы же должны добиваться, чтобы в области строились не голые микрорайоны, без единого рабочего места, а комплексы с социальной сферой. Тогда бы не было вопросов с перетягиванием налогов. Самый простой выход - комплексное развитие территорий с работой на опережение.

Вопрос про зиму. Это ваша не первая зима в качестве градоначальника…

Вторая. Вообще, зима в Москве – самая хлопотная из всех столиц мира. Нигде нет такой плотности населения и с такими перепадами температуры. Несмотря на то, что вначале еще казалось, что зима будет теплой, количество выпавших осадков побило все рекорды последних лет. В прошлом году была сложная зима, в этом году еще сложнее. Тем не менее, считаю, что коммунальщики справились со своей задачей. С одной стороны, они подняли тарифы на уборку, с другой - ужесточили требования. Чтобы в два-три раза снег убирался с улиц. Не все коммунальщики были готовы. Поэтому получили десятки миллионов рублей штрафов. Мы ввели такие ресурсы как «Дороги Москвы, «Наш город» и получили тысячи сигналов от москвичей по тому кто, где и как убирает.

Обратная связь дает свои результаты.

Совершенно верно. Одно дело, когда чиновники договариваются, другое – когда с жителями договориться невозможно. Люди всегда скажут, отписка это или нет.  Мы и дальше будем запускать аналогичные ресурсы по уборке дворов, по уборке подъездов и так далее - это важная масштабная система при которой каждый житель Москвы сможет сказать, плохо или хорошо работают городские службы.

Зима в первую очередь ударяет по дорогам. Что в этом направлении делается? На что основной упор - на автомагистрали, железную дорогу или метро?

Что касается существующих дорог, то дороги в Москве были достаточно запущены. В течение многих лет по этому направлению было недофинансирование, а значит дороги, если можно так сказать, недоремонтировали. Это означает, что эти локальные ремонты, ямочные ремонты - полумеры – приводили к тому, что мы видели десятки тысяч разрушений, особенно весной. Поэтому в прошлом году приняли решение ремонтировать все дороги. В прошлом году мы отремонтировали треть дорог Москвы. За счет этого уменьшились локальные разрушения, их стало меньше в четыре раза. В этом году мы еше треть дорог отремонтируем, в конце следующего года войдем в стопроцентно отремонтированный дорожный фонд. И изменим периодичность дорожного ремонта. Если в прошлом она была раз в пять лет, то даже в Европе в большинстве городов, которые находятся в северной части, есть трехгодичный цикл ремонта. Поэтому, скорее всего мы выйдем на трехлетний цикл, чтобы дороги были постоянно в хорошем состоянии.

Что касается транспорта, то ситуация не то что сложнее, а она самая сложная, с учетом того, что развитие транспортной инфраструктуры города отстало от его потребностей лет на десять. Теперь это нужно интенсивными темпами догнать. Задача простая, так как основным видом общественного транспорта является метро. А каждый километр стоит огромных денег, причем станции мелкого залегания стоят подешевле, глубокого – баснословных денег. Если в позапрошлом году мы 25 миллиардов освоили, в прошлом году – 50, то в этом – 100. То есть мы идем по экспоненте, увеличивая вложения в метро и строительство.

Надеемся, в течение пяти лет программа даст серьезный сдвиг в обеспеченности станциями метро жителей новых микрорайонов.

Ну и наземный общественный транспорт. Выделенные полосы вызывают много нареканий, но это нужно, чтобы улучшить работу общественного транспорта. Задача, чтобы автобусы двигались быстрее потока. Уже есть такой 903-ий маршрут.

Есть в центре города заделы на восемь станций, еще оставшихся с советских времен. Планируется ли их развивать, чтобы разгрузить пересадочные узлы?

Мы пока изучаем эту ситуацию. Понятно, что для того, чтобы такую станцию старого проекта попытаться реанимировать, необходимо будет потратить огромные деньги. Насколько это эффективное решение? Мы в области транспорта считаем рубль и соответственно эффект по перевозке. Самый дешевый - это выделенные полосы, самый дорогой - это метро. Но и объем перевозок в метро другой. Поэтому приоритет в городе отдается метро.

В центральной части города появится две - три станции, но это вновь проектируемые станции, не на базе старых законсервированных проектов.

Есть еще один вопрос по поводу транспорта, по поводу реконструкции Московского кольца железной дороги…

Это интересный проект, он обсуждается уже много лет, но реальных подвижек не было. Мы приняли программу развития московского транспортного узла, это программа Москвы, московской области и правительства Российской федерации. И реконструкция МКЖД как раз попала в эту программу. Уже в этом году на реконструкцию и созданию третьих путей на МКЖД выделяется более 8 миллиардов рублей. То есть проект начал реализовываться, там идет масштабное проектирование, и в этом году мы уже войдем в стройку.

И в первую очередь это должны быть именно узлы, которые будут объединять наземный и подземный транспорт?

Ну, не в первую очередь, но должно быть параллельное создание кольца и узлов. Мало запустить поезд. Где-то, например, необходимо расширить эстакады, чтобы поезда могли курсировать. И, конечно, очень важно создать транспортно-пересадочные узлы, там, где МКЖД пересекается с пригородными железнодорожными путями, с метрополитеном, с общественным наземным транспортом. Около трех десятков таких узлов необходимо создать, чтобы все это нормально функционировало. Но мы надеемся привлечь на строительство этих пересадочных узлов частный бизнес, инвестиции, потому что это очень дорогое удовольствие.

В том, что касается общественного транспорта, вы знакомы с лучшими примерами того, как города мира пытаются справиться с транспортным коллапсом. Какой город на ваш взгляд наиболее успешен и чью практику можно было бы применить?

Все города разные и сказать, что вот эта модель нам подходит и мы ее просто переложим на Москву, нельзя. Поймите, Москва ни  похожа ни на один город мира. Мы нахваливаем, что у нас все хорошо, но с точки зрения транспорта, городской инфраструктуры у нас все хуже. Скажем, радиально-лучевая. В мире есть аналоги: структура Парижа несколько напоминает московскую, но не настолько. Площадь дорог у нас в 2-3 раза меньше, чем в Лондоне, Париже, Берлине и других городах. Целый ряд иных параметров, по которым мы изначально проигрываем и которые связаны с градостроительной политикой. Но, помимо этого, у нас нет и порядка в общественном транспорте. Вы посмотрите на центр Нью-Йорка, сколько там ездят такси. Частного транспорта практически нет. То же самое и в Лондоне. Есть объективные вещи, есть субъективные, но Москва – сгусток всех этих проблем. И, конечно, надо собирать опыт везде, где все удалось.

Из примеров, которые меня удивили, это Богота, город в Колумбии. 

Так вот фотографии улиц Боготы семилетней давности, напоминают картинку с наших московских улиц. Однако сейчас там кардинально другая ситуация. Такого беспредела по парковке машин вообще нет. Они создали лучший в мире общественный наземный транспорт. Они отказались от метро, потому что у них не было на это денег, они отказались от строительства дорог, но они навели порядок у себя на улицах, создали систему скоростного автобусного сообщения. И не так, как мы, жмемся по краю дороги, а прямо по центру, наплевав на все остальные интересы.  Исходя из тех ресурсов, которые были у города, они сделали максимум возможного.

И это, конечно, не Европа. Там есть свои проблемы с точки зрения законопослушности, администрирования. Но, тем не менее, они справились.

А систему парковок они создавали?

Проблема ведь не в количестве парковок. Не надо думать, что чем больше мы создадим парковочных мест, тем лучше. Во всем мире проблема решается наоборот. Количество парковочных мест в центре уменьшают, потому что чем больше будет парковок, тем больше приедет автотранспорта.

Конечно, не враз, но постепенно мы будем наводить порядок на наших тротуарах, обочинах, на дорогах, приоритет будем отдавать общественному транспорту. В то же время, мы будем уделять внимание и личному автотранспорту, задумав колоссальную реконструкцию всех магистралей. Коллеги из Минтранса параллельно с нами проектируют и строят вылетные магистрали дальше, за МКАД, чтобы можно было выскакивать туда, в область по этим магистралям.

В сфере транспорта особенно нужны деньги и на строительство метро, и на строительство дорог. В чем интерес частного предпринимателя, на что он может рассчитывать, сотрудничая с городом?

Считается, что в Москве количество муниципального городского транспорта и частного примерно одинаково. Но, если посмотреть структуру этого транспорта, то окажется, что частный – это в основном маршрутное такси. И во всем частном секторе всего 500 автобусов средней мощности. А в городской собственности их около семи тысяч. Поэтому встает вопрос: либо мы продолжаем инвестировать в городской транспорт, закупая, как это мы сейчас делаем, тысячи новых автобусов. Или все-таки пускать частников на городские маршруты, обязывая их работать не только на маленьких, но и на больших автобусах. Мы склоняемся к тому, что частники должны быть полноценными участниками движения общественного транспорта. Тогда мы переложим часть своих расходов на частных инвесторов, но в то же время дадим им гарантию, что в течение нескольких лет этот маршрут будет закреплен только за ними, никто конкурировать с ними не будет. И город гарантирует им нормальный доход. Мы, по всей видимости, перейдем на финансирование транспортной услуги, а не просто сбора билетов. Потому что есть выгодные маршруты, есть невыгодные, и из-за этого такая толчея на наших улицах, потому что транспорт подрезает друг друга, обгоняет.

Я считаю, что соотношение городского и частного транспорта 50\50 – это вполне приемлемый вариант.

Помимо транспорта частный капитал может занимать большой объем и в строительстве?

В строительстве никаких проблем с этим нет. Давай разрешение и инвесторы придут строить. Здесь другое ограничение, связанное с городской инфраструктурой. Мы не можем разрешить строить столько, сколько хотят инвесторы. Особенно в центре. Но есть и другие способы привлечения инвестиций, на мой взгляд, более перспективные. Город должен покупать не объект в железобетоне, а услугу. Я приведу пример: вы знаете видеокамеры, которые устанавливались в подъездах. То есть город сам закупил их, сам установил. Через год многие эти камеры вышли из строя, некоторые вообще были установлены так, что там ничего нельзя было увидеть. И дальше что?

Мы объявили конкурс на оказание услуги. То есть мы говорим компании: вот вам сектор. Например, центральный район. То есть вы в центральном районе должны обеспечить нам доставку сигнала картинки вот с этого двора и с этого подъезда. Как вы это сделаете – нас не интересует. Требования к качеству картинки мы вам предъявляем. Есть у нас информация оттуда – вы получаете деньги, нет – вы ничего не получаете. То есть это переход от создания железа к получению услуги. Совершенно по-другому администрируется и совершенно другой эффект. Точно также и со здравоохранением. Мы можем построить новую больницу, а можем купить услугу у частного инвестора, который построит эту больницу. Такие примеры есть. То же самое в школах. У нас много частных школ, они пользуются достаточно большой популярностью. Мы платим этим частным школам минимальный городской стандарт в размере 60 тысяч и получаем услугу. Таких примеров достаточно много, вопрос в том, насколько они эффективны и правильны с политической, экономической точки зрения.

Продолжим тему здравоохранения и образования. Сейчас много внимания этому уделяется, и зарплата повышается, открываются новые больницы и школы. Расскажите, что конкретно уже сделано и какие шаги вы предпримите в будущем?

Сделано немало, но многое еще впереди. Мы в прошлом году занимались в основном заключением контрактов на поставку оборудования, развернули масштабные ремонтные работы. И этот год будет в основном показательным, потому что уже поступает новое оборудование в больницы и до конца года еще будет поступать. Практически все устаревшее оборудование в наших больницах и поликлиниках будет заменено.

Но немаловажно конечно сама структура организации больниц и поликлиник. Требования к лечению пациентов, приему и так далее. Один из примеров – в Москве на 17 процентов снизилась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний. Это сегмент не только пожилых людей, но и работоспособного населения. Примерно на столько же уменьшилась смертность от заболеваний органов дыхания. Снизилась смертность от раковых заболеваний.

Это связано с улучшением диагностики или с повышением оперативности?

Это все в комплексе. И диагностика, и оперативность, и увеличение объема средств на дорогие лекарства. Ну, и требования, ужесточение дисциплины, все это вместе дает позитивный результат. И я думаю, что в будущем даст большой эффект.

Кстати, насчет закупки оборудования. Закон о госзакупках действует, все в порядке?

В плане стандартизированных закупок, например, для томографов, он приемлемый. Потому что создает реальную конкурентную среду. И мы закупили оборудование значительно дешевле, чем закупали до этого. Все сэкономленные средства мы опять направили на медицину.

То есть город стал получать деньги, ранее оседавшие в карманах чиновников? Это большой доход для города?

Система закупок как раз и предполагает, что экономится часть денег, которые раньше оседали в карманах чиновников и посредников, которых было очень много. Ведь чем ты больше снижаешь эту маржу, тем меньше потерь. К примеру, томографы, которые три года назад покупали за 108 миллионов рублей, мы сейчас закупили за  тридцать. Это значительная разница.

Давайте вернемся к строительству. Беспокоит судьба центра города. Понятно, что строить здесь ничего нельзя, но центр должен каким-то образом развиваться.

Когда мы говорим, что центр должен развиваться, мы должны понять: а что мы там хотим развивать. Строить новые микрорайоны здесь нельзя. Ломать исторические здания и строить на их месте огромные билдинги – тоже нельзя. Создавать огромное количество рабочих мест нежелательно, наоборот, надо оттянуть. Первое, что на мой взгляд нужно здесь сделать – это провести реорганизацию промзон. В центре Москвы их достаточно, есть довольно большие. Промышленного производства там уже как такового нет. Эти промзоны были в свое время выведены девелоперами из оборота, они там что-то кроили и пытались создать свои проекты. Кто-то успел, кто-то не успел, но сейчас они представляют из себя антисанитарные территории, полуразрушенные, никем не эксплуатирующиеся. Конечно, надо заканчивать с этими проектами, определять, что можно, что нельзя. Так чтобы это было не завышено, но чтобы там можно было построить, например, гостиницы.

Есть такие болезненные точки, с которыми надо разбираться срочно?

За гостиницей Украина есть две промзоны. Прямо в центре города пустые площадки, возле Болотной площади, в Замоскворечье. Их держат инвесторы. Они их в свое время выкупили, и теперь требуют от города как можно больше. Мы стараемся торговаться с ними, чтобы дать, соотвественно, как можно меньше. Это достаточно серьезный процесс, но все равно я считаю, что чем скорее мы избавимся от этих пустырей, тем лучше. Где-то можно сделать парки и скверы, вот по Зарядью приняли решение. На Хитровской площади тоже принято решение ничего не строить. Где-то мы такие решения не можем принять, потому что инвесторы вложили огромные средства, мы не можем их компенсировать. Ну и так далее, каждый участок индивидуален. Это первое направление. Второе направление – конечно, реконструкция старых домов, которые пришли в ветхость, негодность. Речь не идет об исторических зданиях, а просто о ветхих, которых в центре Москвы огромное количество. Часть из них выселена, часть находится в процессе, с ними тоже надо работать. И в первую очередь за счет инвесторов, потому что у города такой возможности нет. Но делать это надо аккуратно: с одной стороны давая инвесторам возможность заработать, но не создавать гигантские проекты, которые ухудшат городскую среду. Ну и, конечно, требуется комплексное благоустройство всего городского центра.

Продолжается история с реконструкцией на территории Зарядья. Туда присылали работы не только московские архитекторы. Вы увидели, чьи работы можно было бы применить не только на этом куске, но и направить в русло благоустройства города?

Да, конечно, много интересных предложений. Помимо таких профессиональных творческих коллективов, есть молодежь, студенты, занимающиеся дизайном и архитектурой – считаю, что их надо привлекать к благоустройству города. Я такое поручение дал, чтобы в наши проекты по созданию парков, скверов, благоустройству города привлекали молодых ребят.

Кстати, о парках и скверах. Какие сейчас зоны отдыха на должном уровне, а какие нуждаются в доработке?

В Москве около 100 парков различной категории: есть районные, есть окружные, городские. Большая часть требовала серьезной реконструкции, благоустройства. В прошлом году из этого количества 20 реконструировали, в этом году реконструированно уже 30. По сути дела это уже новые парки с новой инфраструктурой, спортивными площадками, детскими площадками, прогулочными зонами и так далее. И, конечно, это парки культуры, такие как «Сокольники», «Парк Горького» и так далее – к ним требуется особый подход. Ежегодно их посещают миллионы людей. Основное внимание надо уделать им, но не забывать и о таких парках, которые находятся рядом с домами, в микрорайонах и так далее

В парке Горького случился бум этой зимой…Сколько людей посетили его?

Уже летом, после того, как мы вывели оттуда десятки объектов торговли, выворотили бетон, который там был понастроен, элементарно навели порядок – осветили, заасфальтировали дорожки, убрали шашлычные – ситуация изменилась. После того, как вложили даже небольшие деньги, чтобы создать спортивные детские площадки, ледовый каток, появилась совершенно другая идеология парка, другое ощущение у посетителей. Они говорят – да, ощущение, как во время нашей молодости.

А молодое поколение сравнивает его с европейскими парками…

Помимо этого, если мы говорим о катках, (большой появился в парке Горького), то на следующий зимний период будем реализовывать большую программу по созданию коробок с искусственным охлаждением. Решили, что в каждом районе появится парк с таким катком, чтобы он работал 5-6 месяцев в году. Мне кажется, это будет очень неплохо.

А насколько Москва приспособлена для велосипедистов? Насколько гипотетически возможно создать хотя бы в центре веломаршрут?

Возможно. Будем этим заниматься. Такой маршрут от Воробьевых гор до Лужников постараемся сделать в этом году, правда, уже ближе к осени.

Проблема в том, что у дорог площадь под велосипедистов мы забрать не можем, они и так перегружены. Забирать площадь с тротуаров – тоже проблематично. Поэтому смотрим варианты, где теоретически это можно сделать. Подобрали несколько маршрутов и в этом году будем реализовывать.

Ваше любимое место отдыха в Москве?

Затрудняюсь ответить. Конечно, больше люблю реку, набережные, вода украшает любой город, является его достоянием.

Может, Зарядье?

Ну да, может быть. Самое такое серьезное место, на котором ты чувствуешь пульс города, это Тверская, 13.

Давайте поговорим о проблеме бездомных животных. Госдума не может разработать законопроект, регулирующий сферу владения домашними, цирковыми и дикими животными. Что планируется сделать, чтобы решить этот вопрос?

Конечно, надо добиваться, чтобы такой законопроект был принят, мы не можем заниматься самодеятельностью. Все административное право, гражданские правоотношения регулируются федеральным законодательством. Что от нас зависит? Создание и обустройство площадок для выгула животных, этим мы занимаемся. В этом году будет создано еще несколько десятков таких площадок. Но территория не безразмерна, особенно в Москве. Надо наводить порядок с точки зрения ответственности хозяев за выгул собак и их содержание.

Собаки гуляют около детских и спортивных площадок…

Думаю, после того, как мы введем видеонаблюдение по всему городу, возможно, нам проще будет наказывать тех, кто нарушает общественный порядок.

Какие основные задачи вы возлагаете на систему видеонаблюдения?

Первое – это безопасность. Все задумывалось для этого. С точки зрения общественного порядка, безопасности это даст хороший эффект. Мы работаем вместе с правоохранительными органами, чтобы вся информация, которую мы получаем с наших камер, обрабатывалась, была востребована для поиска лиц, которые находятся в розыске, для раскрытия совершенных преступлений и так далее. Система, я надеюсь, еще и профилактическое влияние окажет. Человек, зная, что за ним наблюдают, вряд ли будет совершать преступление. Второе – контроль за содержанием территорий. Сейчас спорим – убрала подрядная организация или нет, вовремя вышли дворники или нет, кто там сломал эту детскую качельку…Споры прекратятся. С точки зрения содержания территории будет проще.

Состоялся первый общегородской субботник, Вы можете подвести его итог? Столица действительно стала чище?

Ну еще не все, но до 1 мая мы должны полностью прибраться в городе. Думаю, справимся. Первый субботник был неплохой, Вы сами видите, что в городе стало чище. Давайте попросим зрителей, чтоб в следующие выходные они пришли на субботник.

У нас не за горами один главных праздников страны - День Победы. Как город готовится к этому дню?

Будут задействованы все культурные площадки, начиная от Большого театра, Театра  Советской армии. И, конечно же, парки. Помимо этого мы должны заботиться и о самих ветеранах. Есть большая программа адресной помощи, когда мы заходим практически в каждую квартиру, где проживает ветеран, смотрим, в чем он нуждается, составляем специальный план оказания адресной помощи (где-то закупаем лекарства, предметы, необходимые в быту, например, холодильник, где-то делаем ремонт). Есть и единоразовые выплаты к 9 мая. Они составят он 2 до 4 тысяч рублей.

Как и когда будем разгонять облака над Москвой?

Будем разгонять. Не можем рисковать таким мероприятием. Погода, как правило, в День Победы неважнецкая. В прошлом году мы с трудом разогнали облака, в позапрошлом году – та же ситуация. Будем делать все возможное, чтобы праздник состоялся и не был омрачен тучами.

В стране действует программа кадрового резерва. Есть ли идеи внедрить что-то подобное на уровне города?

Такую систему внедряем, проводим постоянные опросы, исследуем тот кадровый потенциал, который у нас имеется.

Внедряем самые современные технологии, нанимая на аутсорсинг самых лучших специалистов – кадровиков, психологов, которые помогают определить потенциал тех или иных работников. Выстраиваем кадровый резерв и мне кажется, он уже начал работать. За последние два года, порядка 20 процентов из кадрового резерва нашли себе применение.

Насколько квалифицированы водители городского транспорта? Как обстоят дела с рабочей силой в городе? Откуда ее черпать?

Зависит от условий работы. Я буквально  на днях посещал наше вновь созданное городское коммунальное предприятие, состоящее из водителей, машин, уборочной техники.  До реорганизации, до того, как мы обеспечили эти предприятия новой техникой, нормальной зарплатой, там работало  порядка 12 процентов москвичей, сейчас уже работает 30 процентов. Там нет ни одного гастарбайтера. Изменились и условия работы. Что касается водителей Мосгортранса, то они проходят достаточно серьезное обучение, получают неплохую зарплату. Что касается частных водителей, особенно маршруток, то проблемы есть. Считаю, что необходимо ужесточать требования и к их квалификации, и к поведению на маршрутах.

Как обстоит ситуация с безработицей в целом? Каков ее процент?

За первый квартал, если мне память не изменяет, уровень безработицы в Москве составляет 0,64 процента. Это самый низкий показатель как в нашей стране, так и в Европе, и за весь период наблюдения в Москве.

Вы находитесь на посту мэра более года. Это срок не маленький, но и не большой. Скажите, пожалуйста, сейчас, в качестве столичного градоначальника, вы больше учитесь или учите?

Человеку, который больше учит и  сам не учится... я думаю, ему место не на работе, а на пенсии, где он будет мемуары писать или учебники. Надо быть человеком совершенно невосприимчивым, чтобы не учиться. Надо учиться, конечно. Я много учусь и у москвичей и у коллег. Москва - особенный город. Несмотря на то, что у меня есть опыт управления, здесь есть, чему поучится. Например, я сторонник того, чтобы контролировать управляющие компании со стороны города. У нас жители бесправны по отношению к управляющей компании.  Раньше я так не думал, но теперь убежден, что государство должно иметь рычаги контроля на управляющие компании. Не говоря уже о транспортных проблеимах, под которые можно открывать целые университеты.

Сергей Семенович, большое спасибо за интересное интервью.

Спасибо. Надеюсь, что это не последняя встреча.

 

Источник: Вечерняя Москва

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить