|     Регистрация    |     Карта сайта    |       Рассылка    |     English

Распространение печатной продукции
Актуальная информация, опыт, проблемы и перспективы

Как приватизировали казахстанские газеты

В эти дни 22 года назад в СССР «демократические силы» победили ГКЧП. И сразу после этого в Казахстане советские газеты стали приватизироваться трудовыми коллективами

В субботу, 18 августа 1991, начался путч ГКЧП в Москве. Хорошо помню, как верные ленинцы из обкомов Компартии Казахстана тогда поторопились его поддержать. А хитрые ленинцы рангом повыше потерпели до 20-го, когда Ельцин одолел путчистов, после чего заявили о своей приверженности курсу на демократизацию.

В последнюю декаду августа чудные дела происходили в казахстанской прессе. Работая ответственным секретарем еженедельника «Горизонт», я поручил корреспондентам «отследить корпоративную поляну» и написать обзор в очередной номер.

Как вы лодку назовёте…

28 августа 1991 республиканская молодежная газета «Ленинская смена», в которой я начинал в 1980 и которая носила псевдоним Ильича 69 лет, 7 месяцев и 12 дней, вышла под новым названием –«Экспресс К» и с новым статусом – «независимая газета молодежи Казахстана». Новую «голову» нарисовал от руки художник Сакен Бектияров.

Коллеги говорили, что это была инициатива главного редактора – Олега Никанова. Хотя сам он уверял, что решение о переименовании согласовано с учредителем – ЦК ЛКСМ Казахстана  в лице его бюро. На тот момент газета имела фантастический даже по тем временам тираж – более 300 тыс. экз. И не в месяц, как пишут нынче некоторые издания, а каждый номер.

Олег Юрьевич обещал: «Мы останемся прежними». Однако ветераны «Ленинской смены» жестоко на него обиделись: какое, мол, имел он право единолично менять имя самой популярной в Казахстане газеты, «нагретое» и «намоленное» несколькими поколениями журналистов?! И предрекали изданию незавидную судьбу.

И в самом деле – зачем было лишать «Ленинскую смену» теплой девичьей фамилии, идеологическое наполнение которой давно выветрилось, и нарекать непонятным именем, пахнущим креозотом? Ну, подсократили бы ее – до «Ленсмены», как поступил Марк Захаров с «Ленкомом». Кто сейчас помнит, что это название означало «Театр Ленинского комсомола»?

А, кстати, газеты «Московский комсомолец» и «Комсомольская правда» не стали заморачиваться ломкой общественного строя и «переобуваться». И до сих пор держат свои позиции на медиарынке.

И ветераны были правы: судьба «ЛС» оказалась печальной, если не сказать – жалкой. В 1994 Никанов был уже членом одного из комитетов Верховного Совета РК, затем в 1996-1998 редакторствовал в «Караване», после чего уехал в Москву, где сейчас возглавляет издательский дом «Провинция» (основатель ИД Борис Гиллер передал его в 2010 олигарху Леонарду Блаватнику в счет погашения кредита).

А на место Олега в «Экспресс К» пришел его заместитель, замечательный парень Сергей Лесковский. Но денег катастрофически не хватало, и тираж газеты в кризисные 90-е постепенно упал в 100 (!) раз – до 3 тыс.

Следующий главред Игорь Шахнович более или менее привел бывшую «Ленсмену» в чувство. При нем она стала «независимой газетой олигарха Машкевича», что до сих пор не афишируется, но для всех является секретом Полишинеля.

Тем временем на рынке появились новые лидеры – «Караван», затем «Время». А прежняя законодательница мод, увы, поет на бэк-вокале. И порой ее голос едва различим.

Сегодня «Экспресс К» называется весомо, грубо, зримо и символично – «ЭК». Вот уж правда – ЭК тебя колбасит, родная газета, давшая мне горящую путевку в жизнь.

Как вы лодку назовете – так она и поплывет. Загадочная это штука – традиции…

Бунт на партийном корабле

Если Никанов хотя бы соблюл юридические приличия: оговорил смену названия с бюро ЦК комсомола и не стал явочным порядком объявлять трудовой коллектив соучредителем газеты - то в других редакциях после путча началась правовая вакханалия. Чистое Гуляй-поле!

Все газеты до ГКЧП были печатными органами компартии или комсомола. А тут свобода ударила в голову - и они хором давай отрекаться от старого мира, отряхать его прах с своих ног и объявлять себя самостийными и незалежными.

26 августа вышел революционный номер «Вечерней Алма-Аты». Он открывался заявлением трудового коллектива редакции:

«Учитывая нынешнюю общественно-политическую ситуацию и в соответствии с Законом о печати Казахской ССР, трудовой коллектив принял на общем собрании решение:

1. Объявить газету «Вечерняя Алма-Ата» общегородской газетой.

2. Признать учредителями газеты Алма-Атинский городской Совет народных депутатов и трудовой коллектив редакции».

Вопрос в том, что горсовет и так был соучредителем «Вечерки», но вместе с городским комитетом партии, то есть газета частично являлась имуществом КПСС. А горком к тому дню еще не распустили. То есть фактически журналисты свой печатный орган по-большевистски национализировали. И ни в каком не соответствии, а положив табу с прибором на Закон о печати КазССР, где было четко сказано: «Передача прав учредителя средства массовой информации, вступление в права соучредителя возможны только с согласия действующего учредителя».

Мало того, редакция даже забыла, что перед тем, как объявлять себя новым совладельцем газеты, по закону нужно перерегистрироваться.

Единственным, кто восстал против решения трудового коллектива «всё поделить», оказалсясекретарь Алма-Атинского горкома партии по идеологии Максим Темирбулатович Сарсенов. Он порывался подать на редакцию в суд, но там было не до него: компартия доживала последние дни.

А я по сей день не могу понять: чем «городская» газета отличается от «общегородской»?

Это блюдо подают холодным

Недалеко от «Вечерки» ушла и «Казахстанская правда». Правда, к моменту путча редакция главной партийной газеты республики уже год боролась против того, чтобы единственным учредителем газеты был ЦК Компартии Казахстана.

Эту годовщину отметили на общередакционном собрании, которое состоялось 26 августа.

Журналисты сочли дальнейшее пребывание «Казправды» под эгидой ЦК КПК «безнравственным» и решили выходить в качестве «республиканской общеполитической газеты». Про перерегистрацию в тот день, конечно, тоже забыли.

Вот были времена! Попробуй, например, сегодня «Время» взбунтоваться против «Казахмыса». Или «ЭК» против ENRC… Воля ваша, такое и представить невозможно.

Впрочем, новая старая власть о бунтарях не забыла. И через несколько лет, а именно в 1994, подала к столу холодным блюдо под названием «месть». В редакцию приехал премьер Акежан Кажегельдин и объявил о низложении Вячеслава Срыбных, который стал главредом в том самом 1991, после метаморфоз. Вячеслав Михайлович вместе со своим замом Сергеем Степановым перетёк в «Караван».

С нынешней «Казправдой» подобных проблем администрация президента, похоже, давно не имеет.

Пролетарии всех стран, извините!

Все советские газеты выходили под одинаковым девизом – «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» После ГКЧП они дружно убрали его из своих названий. Остряки советовали заменить  девиз на «Пролетарии всех стран, извините!».

Последней от «пролетариев» отказалась алма-атинская областная газета «Огни Алатау», выходящая сейчас в Талдыкоргане (в этой редакции я проработал в 1983-89. – В.Б.). Без казправдинского пафоса и вечеркинского скандала редакция тихо-мирно и незаметно убрала из «поминальника» учредителя – обком партии. Хотя тогда и до недавнего времени в «Огнях»  рулилВалерий Яковлевич Оверко, сам бывший обкомовец, дай Бог ему здоровья.

А между тем, незадолго до того, в разгар путча, обком звонил в колокол и обещал на бюро разобраться с «зарвавшимися журналистами». Но не успел: в начале сентября его самого распустили.

А чубы трещали у полиграфистов

Пока редакции воевали за партийное имущество, чубы трещали у полиграфистов. Ведь ГКЧП временно приостановил выход либеральных центральных газет, а победивший Ельцин запретил прокоммунистические - «Правду», «Рабочую трибуну», «Советскую Россию». И те, и другие издания передавались по фототелеграфу и печатались в Издательстве ЦК Компартии Казахстана. Оно несло ощутимые убытки.

- Не прельщают нас захватившие сейчас всех и вся политические игры, - говорил тогда в интервью «Горизонту» директор издательства Ермек Шадиярович Бекбатыров. – Поэтому, несмотря на явные незаконные действия редакционных коллективов, редакторов, я продолжаю печатать газеты, в один день сменившие своих партийных учредителей. Ведь все они – «Казахстанская правда», «Огни Алатау», «Вечерняя Алма-Ата» и т.д. – самозванно объявив себя «общеполитическими», «общегородскими» и пр., грубо нарушили Закон о печати. Мы бы с полным основанием могли отказаться от их печати до их новой регистрации. В этой ситуации полиграфисты смирились с некоторым нарушением закона, чтобы не участвовать в политических играх.

Кому ушло золото партии?

Делили, конечно, не только газеты, на содержание которых – на минуточку! – партия выделялаежегодно 22 млн руб.: все они были дотационными. А всё партийное имущество Владимир Александрович Бротт, работавший в 1991 управляющим делами ЦК КПК, оценил в 100 млн руб. Это транспортные средства, гостиницы, типографии, дома приемов, санатории, типографии, здания обкомов, горкомов и райкомов, главный офис ЦК на площади Республики (он один потянул на 10 млн руб.), где сейчас алматинский горакимат.

Это несметное добро было поручено принять на хранение кабинету министров. У кабмина и президента тогда были общие и аппарат, и ХОЗУ (хозяйственное управление). Потом ХОЗУ стало только президентским, и с 1992 вплоть до кончины в 2010 им руководил Владимир Васильевич Ни, незабвенный «Дедушка», царство ему небесное, хороший был человек.

Кто приватизировал партийное имущество, кому досталось «золото партии» (имею в виду «Компартбанк», принадлежавший ЦК и после путча работавший бесконтрольно: председатель Нацгосбанка КазССР Борис Дмитриевич Рябов в конце августа 1991 подтвердил, что решения о прекращении его деятельности не было) – поди сейчас разберись.

Одно знаю точно: общественная смута – отличное время для появления колоссальных состояний.

Как бы то ни было, правовой нигилизм, продиктованный «революционной целесообразностью», зародился в дни путча, с тех пор пронизал власть и общество сверху донизу и царствует поныне.

И в унавоженную тем давним беспределом почву были брошены семена современной коррупции. Она сегодня вымахала до таких размеров, которые и не снились советским коммунистам.

В 1980-х директора издательства ЦК Компартии Казахстана Январбека Тлевлесовазаставили снести второй этаж дачного дома: гражданам, а особенно коммунистам, положен был только один уровень. А нынче миллиардами долларов крадут – и ничего.

Печально, что в 1991 к пренебрежению законом приложили руку и журналисты. Справедливости ради скажу: когда настал дележки час – им от партийного пирога в итоге почти ничего не обломилось. Хотя, возможно, многого и я не знаю. 

Вадим Борейко

 

Источник: Forbes.kz

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить