|     Регистрация    |     Карта сайта    |       Рассылка    |     English

Распространение печатной продукции
Актуальная информация, опыт, проблемы и перспективы

Особенности современной журналистики. Ч. 2

На форуме Publishing Expo – 2015 эксперты много говорили о тенденциях интернет-журналистики, новых способах вовлечения читателей, оценке качества контента и влиянии социальных сетей.

Объяснительная журналистика

По большому счёту вся журналистика была придумана уже в XVIII в. То, что сегодня происходит в СМИ, — это лишь изменение формы подачи информации, способов её доставки и потребления. Сайты, социальные сети, мобильные устройства, широкополосный доступ — то, что сейчас определяет ландшафт массовой коммуникации, влияет не только на читателей, но и на разработчиков контента: журналистов, писателей, отметил Сергей ЯКУПОВ, zvzda.ru (г. Пермь).

Значительной части аудитории достаточно новостей, созданных по методу «журналистики одного взгляда». При этом остаются пользователи, предпочитающие вдумчивое чтение, желающие разобраться в ситуации. На стыке этих двух основных трендов рождается так называемая объяснительная журналистика. Из новостей мы узнаём, что и где произошло, кто был основным действующим лицом. Но обычно этих сведений не хватает для понимания тех или иных явлений. Решить задачу пытается объяснительная журналистика. Следует заметить, что это не сбор экспертных мнений. Каждый эксперт интерпретирует событие с точки зрения своего опыта, своих политических взглядов, научных воззрений.

Объяснительная журналистика — не оценка, а углубление в понимание процессов, которые связывают факты и явления. Она отвечает на два главных вопроса: «Что я должен знать об этом?» и «Почему я должен об этом знать?».

Приверженцы нового вида журналистики придерживаются ряда принципов. Во-первых, ориентации на среднюю аудиторию, что означает упрощение контента. Но это делается ради тех, кто обеспечивает трафик, оплачивает подписку. «Покажите статью своей маме, и если она поймёт, что в ней написано, то смело можете публиковать», — рекомендует С. Якупов. Следующий принцип — краткость. Люди читают информацию в Интернете дискретно, поэтому нужно придерживаться правила: одна мысль, одна концепция — одно предложение. Часто журналисты стремятся рассказать всё и сразу. Объяснительная журналистика требует выдавать информацию последовательно: в этом случае внимание не рассеивается, а включённость аудитории максимальная. Многие журналисты избегают повторений в своих материалах, их к этому понуждают редакторы, но объяснительная журналистика допускает и даже поощряет повторение ключевых мыслей в разных частях текста.

Не стоит перегружать заголовки и лиды: вряд ли пользователь, нашедший материал по запросу в поисковике, будет заинтересован в чтении, если содержание понятно сразу. С экрана очень сложно воспринимаются тексты, перенасыщенные цифрами. Чем чаще журналисты прибегают к тем или иным форматам визуализации, тем благодарней аудитория. Диаграммы, графики можно создавать с помощью различных программ, среди которых есть и бесплатные.

По наблюдениям эксперта, многие журналисты страдают «глобализмом», приводя массу сведений. Например, для того чтобы объяснить, почему растёт инфляция, начинают оценивать бюджеты, глобальные цены на энергоносители и т.п. Но суть явления для массового потребителя — это рост цен. Если дорожают молоко, хлеб, топливо, то очевидно, что есть какие-то факторы, которые на это влияют. Умение найти мелкую деталь, раскрывающую всю проблему, — одна из важнейших компетенций объясняющего журналиста.

Важный элемент объяснительной журналистики — списки типа «10 самых больших…», «Пятёрка наиболее развитых…». Многие считают такой подход несерьёзным, однако в действительности списки структурируют информацию, позволяют одним взглядом охватить достаточно большое количество данных.

Вслед за американским онлайн-изданием Vox формат карточки — конкретных коротких ответов на частые запросы читателей стали использовать Meduza и другие интернет-СМИ. Важно не перегнуть палку: не заводить карточки по вопросам, ответы на которые пользователь может найти, просто «погуглив» в Сети. Хотя с помощью популярного формата можно осветить если не любую тему, то самый широкий спектр вопросов.

Важный инструмент интернет-журналиста не только маленькие карточки, но и большие карты. Используя их, ресурс Vox объясняет и государственный долг, и экспансию Римской империи, и многое другое. При этом внешне всё выглядит очень просто.

Новые форматы подачи и оценки

Для того чтобы понять, как делать интернет-журналистику качественно, нужно вернуться на 15 лет назад и посмотреть, с чего она начиналась, считает Сергей ПАРАНЬКО (Mail.ru).

Основными источниками трафика для онлайновых СМИ сегодня являются поисковики, соцсети и рассылка. Но в начале 2000-х всё было иначе. Рейтинги сайтов, каталоги, прямой трафик, мессенджеры и закладки приводили на главную страницу и формировали тем самым ядро аудитории лояльных пользователей, регулярно посещающих сайт и потребляющих контент. Появившийся 10 лет назад поиск также приводил на главную страницу. Затем заработали поисковые роботы, которые стали отсылать на конкретный контент, а стартовавшие пять лет назад соцсети позволили делиться информацией. Сегодня почти весь трафик привязан к страницам конкретных материалов, рубрикатором пользуется очень малая часть аудитории — то самое ядро. На главной странице сайта в любой момент, как правило, находятся 10–15% пользователей, а в корне рубрики (например, по адресу news.mail.ru/politics) — в лучшем случае 2–3%. Остальные ищут определённые публикации. Лояльное ядро тоже сокращается, пользователи массово переходят в соцсети, и СМИ в ближайшем будущем придётся публиковать новости там.

Очевидно, что при переходе из принта в онлайн нет смысла копировать тематические рубрики: «Политика», «Экономика», «Происшествия», «Спорт» и др. Пользователи потребляют контент фрагментарно, при желании получая материал из соцсетей. Эксперт советует от рубрик переходить к так называемой типологизации. Некоторые интернет-СМИ уже вообще отказались от рубрикации и весь контент публикуют на главной странице. А на сайте Meduza принята следующая типология: «Новости», «Истории», «Картотека» — это объяснительная журналистика.

Поскольку основной трафик обеспечивают социальные сети, меняется архитектура сайтов. Сейчас есть два основных подхода к их проектированию. Один — infinity scroll («бесконечная прокрутка»), второй — article layout («статья на подложке»). В первом случае нет характерных «подвалов»; слева размещается список заголовков, справа, по аналогии с соцсетями, — бесконечная лента новостей. При втором подходе статья открывается независимо от главной страницы сайта и по окончании чтения система возвращает вас на главную страницу. Это важно, поскольку средняя глубина просмотра ресурсов пользователями, пришедшими из соцсетей, очень низка: прочитав конкретный материал, они покидают сайт.

Ещё один важный тренд — переход к многократному использованию инфографики. Учитывая, что этот контент недёшев, редакции крупных онлайн-СМИ предпочитают закупать обобщённую инфографику и использовать её во всех материалах, так или иначе с ней связанных. Например, основные сведения о «Мистралях» были показаны на mail.ru более 20 млн раз за всё время этой масштабной истории. То же и с галереями иллюстраций.

Вообще, любая информация сегодня должна быть короткой и ёмкой, уверен С. Паранько. Время, когда нужно было писать статьи в сотни тысяч знаков, закончилось. Теперь за количество слов не платят, а пользователь читать длинные материалы не желает. Сотни медиа в нашей стране ежедневно производят несколько тысяч часов потребления контента. Но у любого пользователя в сутках всего 24 часа. Следовательно, надо сделать контент максимально привлекательным для него.

Несколько лет назад СМИ воодушевились идеей гражданской журналистики. На деле оказалось, что этот формат проигрывает и качеством контента, и уровнем профессионализма, однако может быть использован в дополнение к журналистским материалам. К тому же часто его получают совершенно бесплатно: весь событийный контент, который пользователи закачивают в Facebook, Instagram, доступен. Через эти каналы можно получать подтверждения или опровержения событий, комментарии свидетелей. «Раньше несколько часов ждали, пока из отдалённого региона, например из Мексики, где случилось торнадо, придут фото и видео. Сегодня мы идём в Twitter, включаем геолокацию и видим снимки, сделанные очевидцами. Это журналистика, предполагающая кроссмедийность, настоящее погружение в события. Гражданская журналистика в сочетании с инфографикой, картами и галереями обеспечивает тексту добавленную ценность», — подчеркнул С. Паранько.

Итак, центр подачи контента и коммуникации с пользователями — страница материала. В этом случае традиционные маркетинговые интернет-метрики не дают издателю полного представления о потреблении, а часто и дезориентируют его. В какой-то момент интернет-журналистика, превратившись в рекламный инвентарь, стала заложницей количества просмотров. Но этот показатель, как и глубина просмотра, ничего не говорит о качестве контента и привлекательности его подачи. Такая оценка была возможна, когда страница материала не являлась центром коммуникации и на сайт издания не приходили из соцсетей. Показатель отказов для социального трафика зашкаливает — 98%. Это не значит, что человек не читал материал: он мог быстро его просмотреть и нажать на кнопку «уйти». Но система фиксирует отказ.

Редакционные метрики нового поколения используют совершенно иные подходы, ставя во главу угла конверсию читателей. Организовано это следующим образом. В начале текста есть счётчик, который срабатывает, как только читатель увидел текст в браузере. На отметке 33% текста стоит второй счётчик, на 66% — ещё один. Время между переходами фиксируется. Каждые пять секунд скрипт информирует о том, что пользователь всё ещё читает материал. Потом данные суммируются, и выясняется, к примеру, что на одном этапе читатель провёл 10 секунд — там была невнятная фотография или таблица, на другом, с видео, — две минуты, на третьем — 30 секунд, здесь журналист сделал вывод. В среднем скорость чтения русскоязычных текстов составляет 120 слов в минуту. Исключив видео и фото, можно оценить, за какое время пользователь способен осилить тот или иной материал. «Предположим, для данного материала это четыре минуты. Реально получилось 2 минуты 40 секунд. Что ж, неплохо, показатель вовлечённости около 0,6. Анализируя эти данные, можно выявлять удачные кейсы, которые стоит воспроизводить, и неудачные, от которых необходимо отказаться», — отметил эксперт.

 

Источник: Университетская книга

Оригинальный заголовок: Журналистика в ногу со временем. Ч. 2

Похожие новости: Особенности современной журналистики

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить