|     Регистрация    |     Карта сайта    |       Рассылка    |     English

Распространение печатной продукции
Актуальная информация, опыт, проблемы и перспективы

Печатное слово важнее соцсетей

Колумнист газеты Los Angeles Times Майкл Хилтзик считает, что Facebook переоценивает роль видео как средства передачи информации, и утверждает, что печатное слово по-прежнему важнее.

Никола Мендельсон, вице-президент Facebook в Европе, Среднем Востоке и Африке, заявила на конференции Fortune на прошлой неделе, что видео вытеснит остальной контент из Facebook в течение пяти лет. Она подчеркнула темп роста популярности видео и огромное количество новых сервисов для фото и видео.

Ее комментарий положил начало бурной дискуссии о роли печатного слова как средства передачи информации и о том, действительно ли видео и другой мультимедийный контент радикально меняют наши привычки в распространении и получении информации.

Колумнист LA Times и блогер Майкл Хилтзик не согласен с представителем Facebook и предлагает убедительные аргументы против ее мнения. Почитайте его колонку и посмотрите, чей взгляд вы находите более убедительным. В конце концов, нам не придется долго ждать, чтобы увидеть, кто оказался прав.

На этой неделе высокопоставленный менеджер Facebook Никола Мендельсонвстряхнула интернет-сообщество смелыми заявлениями, которые, хоть и были разумными в нескольких моментах, оказались бессмысленными в своей сути. Она сказала на конференции Fortune в Лондоне, что через пять лет ее платформа, судя по всему, будет полностью состоять из видео, а печатное слово фактически умрет.

«Уже видно, что текста становится меньше с каждым годом, – сказала она. – Если бы у нас был спор, я бы сказала: видео, видео и еще раз видео». Это потому, что«Видео – лучший способ рассказать что-то в мире с огромным количеством информации, обрушивающимся на нас. Оно позволяет передать намного больше информации за более короткое время. Так что этот тренд помогает нам более быстро обрабатывать большее количество информации».

Конечно же, это абсолютно не так. Мы не имеем в виду ее предсказания по поводу Facebook. В этом отношении ей виднее, особенно после того, как Facebook сделал ставку на видео. Но ее утверждение, что видео передает больше информации (и делает это быстрее), чем текст, перевернуто с ног на голову.

Для начала обратимся к Кевину Драму из журнала Mother Jones, который отмечает: «У видео много преимуществ, но плотность информации в них не входит. … Я могу прочитать расшифровку часовой речи за 5-10 минут и без труда точно понять, что в ней интересно, а что нет. Если смотреть видео, мне придется потратить час». Поэтому он никогда не переходит по ссылке на видео.

Один из самых сильных аргументов Драма касается качества «информации», которую люди хотят получить от видео или текста. «Я читаю/смотрю что-то в интернете, чтобы получить информацию, которую я могу прокомментировать», – пишет он. Видео явно проигрывает тексту в передаче сложной информации – фактов, цифр, данных. Какое-то конкретное видео может передавать больше «информации» в общем, но в основном это только вспомогательный контекст – цвет, движение, звук. Объем действительно важной информации относительно невелик. Это как энергоемкость батареи электромобиля отличается от энергоемкости среднего бензинового бака (полностью заряженная Tesla Model S может проехать около 250 миль, а обычный седан на бензине – более 400 миль).

Из чего же удобнее выделять полезную информацию: из видео или из текста? Видео линейно: мы должны смотреть его кадр за кадром, чтобы понять о чем речь. Текст можно воспринимать блоками: глаз ищет ключевые слова, или имена, или другие ориентиры, например кавычки. В тексте доступна функция поиска. Некоторые программы могут конвертировать некоторые видео в форму, удобную для поиска, но чаще всего поиск осуществляется по стенограмме, привязанной к определенным моментам на видео. Тут, например, полная стенограмма ток-шоу Meet the Press за 29 мая. Ниже – полное видео этого шоу. Если бы вам надо было найти момент, когда Чак Тодд впервые упомянул Университет Трампа, где бы вы это искали? (Мы даже не считаем пять перерывов на рекламу). 

Сдаетесь? Это где-то в 24:43.

Многие предсказывают смерть текста, но она постоянно откладывается. Технический писатель Тим Кармоди объясняет, почему «текст удивительно живуч» в эссе на сайте Kottke.org: «Он дешев, гибок, компактен. Человеческий мозг удивительно хорошо обрабатывает текст, хотя по сути у него нет врожденных механизмов для этого. Много людей лучше справляются с текстом, чем с устной речью, или по необходимости, или потому что так им больше нравится. Он отлично подходит для компьютеров: вы можете искать его, использовать для кода… Если кратко, все эти новые технологии, которые ведут к развитию видео, аудио и виртуальной реальности, также развивают и текст. Мы увидим еще больше, так как технологии постоянно развиваются».

Он заключает: «Ничего не может победить письмо и грамотность. Потому что текст очень гибкий. Его можно поместить в любую форму. Потому что текст перенасыщен миром. Потому что мы так много в него вкладываем… Пока наша цивилизация живет, мы никогда не перестанем писать и читать».

Предсказывая, что видео захватит мир, Мендельсон, кажется, совершает категориальную ошибку: она путает визуальность с видео. Facebook и другие онлайн платформы понимают, что их пользователи заходят к ним на сайты за визуальным предложением, но нельзя сказать, что они только смотрят клипы.

Такой точке зрения противоречат результаты «Доклада о состоянии цифровых новостей за 2016» (Digital News Report for 2016), недавно выпущенного Рейтеровским институтом изучения журналистики при Оксфордском университете (Oxford University’s Reuters Institute for the Study of Journalism).

Согласно исследованию, большинство потребителей новостей в интернете (59%) до сих пор предпочитают читать статьи, то есть используют текст, и только 24% заявили, что смотрели новости в течение недели до опроса. «Что удивляет в данных этого года, – говорится в докладе, – так это то, что новости в форме видео растут намного медленнее, чем ожидалось». Цифра 24% «показывает на удивление слабый рост, учитывая взрывной рост и важность со стороны предложения». Другими словами, сейчас выпускается больше видео, чем раньше, но оно не привлекает большую аудиторию пропорционально своему объему.

Почему так происходит? Есть несколько причин, объясняет Драм: видео слишком долго загружается и проигрывается, извлечение нужной информации из видео занимает больше времени и менее удобно, чем чтение текста. Вторая причина – реклама перед просмотром. Это еще одна черта линейного видео: сообразительные провайдеры заставляют вас просмотреть рекламный ролик целиком, а то и два или три, перед началом видео.

Секрет, лежащий в основе заявления Мендельсон, заключается в том, что есть одна вещь, в которой видео лучше текста, и это маркетинг.

Цель рекламы – не передать информацию, а скрыть ее от зрителей, чтобы отвлечь их внимание и не позволять им думать слишком много и задавать вопросы. Видео идеально подходит для этого, потому что цвет, движение, звук и свет прекрасно справляются с отвлечением внимания. Видео – это развлечение, которое часто не приносит никакой пользы. Людям нравится цирк, но обычно они ходят туда не для того, чтобы изучать зоологию.

Кажется, что большинство статей (да, именно статей) о приближающемся господстве видео рассматривают этот феномен с точки зрения маркетологов: «Во время недавней кампании Volkswagen, – писала в прошлом году The Guardian, – три ролика просмотрели в общей сложности 155 миллионов раз». Это беспроигрышный вариант: эти видео сделали не для того, чтобы объяснить, почему компания подделывает данные о выбросах, а чтобы заставить зрителей покупать их машины.

Кстати, Мендельсон пришла в Facebook из рекламного бизнеса.

Конечно, текст и печатное слово будут меняться в соответствии с требованиями новых технологий, которые мы используем для чтения. От этого никуда не денешься. Романы стали писать короткими частями с открытым финалом, когда их печатали по частям в ежемесячных журналах. Появилась новая нарративная форма романа, когда их стали печатать в книгах, подходящих по размеру для сумок, чемоданов или для чтения перед камином. Новостные статьи стали короче, когда читатели стали переходить от газет, которые они получали по утрам и потом не спеша читали в свободное время, к смартфонам и планшетам, которые можно почитать в лифте.

Способность текста приспосабливаться к условиям безгранична. Текст может адаптироваться к неумолимо уменьшающемуся времени, в течении которого люди могут удерживать внимание, а видео не может. Кто в будущем будет тратить пять минут на просмотр видео, если гораздо больше можно узнать, пробежав глазами пять абзацев текста? «Делайте ставку на лучшее видео, лучшую речь и лучшие вещи, которые мы еще не можем себе представить, – пишет Кармоди, – но если вы поставите против текста, вы проиграете».

 

Источник: Министерство контркультуры

Оригинальный заголовок: Не верьте Facebook: до смерти печатного слова еще далеко

Похожие новости: Ашот Габрелянов выступил с лекцией о печатных СМИ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить