Быть журналистов в России всегда было опасно

Создано 29.07.2016

Российских журналистов продолжают убивать. Преступления эти остаются нераскрытыми. Опасная профессия живет, а представители ее борются с несовершенным устройством нашей страны. Вспоминаем имена погибших российских журналистов.

Есть такая профессия

20 июля нынешнего года в Киеве был убит российский, белорусский и украинский журналист Павел Шеремет. Его гибель стала поводом в очередной раз задаться вопросом, что значит быть журналистом в России и насколько это опасно.

По данным статистики, журналистика включена в пятерку наиболее опасных занятий в мире, а наша страна по количеству случаев гибели журналистов занимает третье место, уступая Алжиру и Ираку. Нынешним летом список нераскрытых убийств представителей отечественной прессы стал на позицию длиннее. Причины большинства умышленных убийств российских журналистов (по неофициальным версиям) – их профессиональная деятельность. Вероятно, журналистская этика сегодня теряет свою актуальность. На ее месте возникает необходимость транслировать простые истины, которые почему-то оказываются опасными. Кажется, журналистская объективность в России сегодня нуждается в новом определении.

«Пользы для»

История журналистики в России началась в веке XVII с рукописных, а в XVIII – c печатных газет, которые издавались согласно царским указам. Основной их целью было разъяснение населению пользы государственных реформ и политики в целом. Первый не государственный  журнал появился в стране лишь к середине XVIII века. Издание обращалось к русскому дворянству и не признавало своей фавориткой царствующую императрицу (что и стало причиной закрытия журнала). Екатерина Великая допустила существование изданий, критикующих существующее в стране положение дел, и даже сама писала заметки в один сатирический журнал. Речь в таких изданиях шла, в основном, об обличении пороков человеческой натуры, а также о вреде народных суеверий.

Российская журналистика до конца XVIII века не выходила за пределы просветительства. Век XIX начался введением цензуры. Всякая новая газета или журнал требовали личного разрешения монарха. Издания периода Отечественной войны 1812 года были призваны поддерживать нужный тогда градус патриотизма. Но уже в первой половине века негативные высказывания в сторону крепостного права стали исходить не только от просвещенных представителей дворянства, но и от других высших сословий российского общества. Образованные офицеры, дворяне, члены тайных обществ и будущие декабристы первыми, начиная с 1818 года, использовали журналистику  в качестве способа ретрансляции оппозиционных самодержавию идей.

Пленительный свет звезды

Предназначались декабристские журналы узкому кругу таких же дворян. Много внимания на страницах декабристских журналов, которые выходили легально, но небольшим тиражом, уделялось художественной прозе и поэзии. Что бы ни выходило из-под пера молодых ревнителей свободы, бывших лицеистов, друзей Пушкина, это было талантливо, а главное – остро и актуально.  Первый выпуск альманаха «Полярная звезда», который состоял из литературно-критического вступления, прозы и стихов, даже имел коммерческий успех, но уже второй его том авторы наполнили политическим содержанием. Литературная критика третьего выпуска и вовсе превратилась в политический манифест о свободе. Наряду с этим декабристы выпускали нелегальные  агитационные издания: к примеру, полудетский разговорник для солдат, объяснявший простым языком вопросов и ответов, что значит общественная справедливость.

После восстания декабря 1825 года на Сенатской площади Петербурга организаторы его и участники были арестованы. Некоторых из них ждала смертная казнь, других – политическая смерть, третьих – пожизненная ссылка и каторжные работы, четвертых – лишение дворянского титула…

В 1856 году новый, взошедший на трон император-реформатор, вскоре отменивший крепостное право, помиловал декабристов, но не многие смогли дожить до этого дня. Через десять лет в  России появился закон о печати, отчасти избавивший прессу от цензуры, но обязавший ее отвечать перед административным судом. Издания второй половины века стали массовыми, более информационными, коммерческими и развлекательными.       

Правда и неправда

Революционные годы начала ХХ века (1905–1907) сделали отечественную журналистику независимой инстанцией, которая могла, наряду с принадлежностью к одному из враждующих лагерей, предоставлять массовому читателю достаточно объективную информацию.  В 1917 году прекратили свое существование старые газеты и журналы, появились новые – советские, рабоче-крестьянские. Журналистов стала воспитывать новая власть, создав для этого специальное телеграфное агентство. Задачей новой журналистики официально стала пропаганда советского образа мысли. В период Гражданской войны великое множество газет в России окрашивалось в один из цветов – красный, или белый. Печатная агитация стала оружием, за ношение которого расплачивались жизнью.

Основательно-советская журналистика возникла в 20-е годы. В 30-е партия усилила контроль над  прессой, на страницах газет и журналов начались социалистические соревнования, журналистика погрузилась в годы энтузиазма и страха. Главной газетой страны стала «Правда», чей пафосно-обличительный тон усваивали и множили все остальные периодические издания. Письма о необходимости поймать и наказать шпионов в советские газеты 30-х писали даже дети.

Новой функцией СМИ (к печатным изданиям присоединилось радио) стало доносительство в крупных масштабах. Информация из газет становилась поводом для арестов и выселения массы советских граждан.  Сталинские репрессии сделали поводом для расстрела работников советских типографий даже опечатку на газетной странице. По меткому выражению популярного сегодня философа Славоя Жижека, объективным при Сталине считался тот, кто транслировал любовь к вождю – единственное средство сохранить жизнь себе и близким.        

Великая Отечественная война потребовала от оставшихся в строю изданий поднимать боевой дух советского солдата. В помощь журналистам были направлены советские писатели, которые осваивали профессию военных корреспондентов. Литература вновь пришла на газетные страницы. Послевоенная журналистика в СССР должна была сообщать об активном ходе масштабных строек и восстановлении хозяйства страны. Вплоть до 70-х годов советская пресса продолжала использовать все накопленные ею пропагандистские средства.

Переменчивый ветер свободы

Лишь в 70-х годах с появлением литературных газет  советской печати удалось немного отвлечься. Советское диссидентское движение возобновило практику самиздата. Один из первых диссидентов страны Владимир Буковский впервые ощутил на себе давление власти после того, как, будучи учеником выпускного класса школы, решил с товарищами издавать рукописный журнал, за что был исключен из школы. После этого остановить колесо инакомыслия было уже невозможно. Самиздат стал альтернативой всей советской прессе, однако он же становился причиной репрессий, принудительного лечения в психиатрических больницах и тюремного заключения.

В конце 80-х в перестроечной стране появилась легальная альтернативная пресса, вплоть до антисоветских газет, которые, наконец, смогли выходить открыто. 1990-е вновь отменили цензуру, был принят очередной закон, касавшийся свободы печати. Разнообразие, экспериментальный характер, социальная острота и свобода СМИ 90-х, возглавляемых телевидением, сменились коммерциализацией и компьютеризацией в 2000-е. Десятые годы XXI века, переместившие практически всю российскую прессу в Интернет, сегодня пытаются сдерживать нескончаемый информационный поток: в прессу возвращается государственный контроль. Нынешняя власть взяла в помощники не только идеологию, но и ценности духовные. Интернет-энциклопедия в статье, посвященной современным средствам массовой информации, рекомендует использовать термин «средство массовой пропаганды», что точнее отражает смысл явления сегодня.       

«Черный» список   

С 1993 года российскими журналистами ведется список коллег, ставших жертвами убийств (в том числе в ходе военных действий и терактов).  Случаи умышленных убийств занимают в этом списке более двух сотен позиций, при этом большая часть преступлений была совершена в мирной обстановке. 70 процентов убийств связываются здесь с профессиональной деятельностью журналистов.

Гибель директоров теле- и радиоканалов часто списывают на вмешательство интересов коммерции. Однако мотивы громкого убийства генерального директора Общественного российского телевидения Владислава Листьева в марте 1995-го не выяснены до сих пор. Трагедию связывают с приватизацией ОРТ и желанием директора полностью освободить канал от рекламы. Следствие по этому делу все еще ведется. Неофициальное обвинение в его ходе было предъявлено некоторым известным политическим деятелям и коллегам журналиста. Многие фигуранты дела мертвы, обстоятельства смерти некоторых из них также не ясны.   

Ситуацию с защитой работников СМИ отслеживает Союз журналистов России, а также работающий при нем Центр экстремальной журналистики.  Последний располагает сведениями о случаях давления на журналистов. Трудности создает и тот факт, что существующее российское законодательство предоставляет журналистам право находиться в охраняемых опасных местах ради получения информации, но большая часть инцидентов, в которых пострадавшими оказываются представители прессы, не связывается следственными органами с их профессиональной деятельностью. Особый статус журналистов в нашей стране на практике приравнивает их к прочим творческим работникам, которые также подвергаются профессиональному риску. Вопрос о необходимости защиты представителей СМИ не раз обсуждался как в Госдуме, так и с Президентом России лично.     

Борис Конаков, журналист: «Журналистики в России нет. Поэтому опасность для работника СМИ начинается тогда, когда он решает, что журналистика в России есть. При всем желании у журналиста не получится транслировать истину всегда. Потому что истина – понятие относительное. Но у журналиста получится быть источником информации или хотя бы ее беспристрастным транслятором. В таком случае он должен быть готов к тому, что кому-то не понравится та информация, которую он транслирует, что кто-то ее испугается и решит «выключить» транслятор. Для того чтобы делать журналистику, а не «журналистику», не нужно искать смерти, но нужно быть готовым к смерти от руки трусов. Потому что именно трусы убивают журналистов, когда понимают, что им скоро придет такой конец, по сравнению с которым смерть – это наиболее легкий выход. Думать о своей безопасности нужно всегда, но если уж ты взялся за что-то, то нужно идти до конца. Или выбирать те СМИ, где такого вопроса априори не встанет. Мертвый журналист – настоящий журналист! Гибель журналиста в связи с его профессиональной деятельностью или в результате военных действий – для меня такой же определитель качества и важности его работы, как, к примеру, Пулитцеровская премия. Живые журналисты могут изменить настоящее. Мертвые – создают будущее».

«Напишут наши имена»

В октябре 2006 года была убита Анна Политковская – правозащитник и автор «Новой газеты» (это издание за годы своего существования потеряло целый ряд корреспондентов).  Анна много писала о преступлениях в Чечне, проводила  расследования на территории республики, вела переговоры с террористами о выпуске заложников. На заседании суда по этому делу, проходившему в 2007 году, прокурор назвал мотивом убийства нестабильную ситуацию в стране. Коллеги считают причиной гибели Политковской ее работу – главным образом, относительно событий в Чечне.       

В январе 2009 года были убиты 26-летняя Анастасия Бабурова (автор «Новой») и адвокат Станислав Маркелов. Анастасия изучала современные неонацистские движения, занимала активную антифашистскую позицию, участвовала в анархо-экологическом движении. Станислав вел правозащитную деятельность, также был антифашистом, активным «левым».  В том, что убийство было политическим, сомнений не возникало.  Однако отсутствовали сведения о целенаправленности выстрелов в Анастасию. По одной из версий, она была убита в результате борьбы с преступником. Исполнители (свою вину отрицавшие), а потом и организатор убийства арестованы.        

В июле того же года была убита Наталья Эстемирова – журналист и правозащитник. Наталья боролась с фальсификацией уголовных дел, выступала против пыток заключенных. Журналистка жила и работала в Грозном. Была похищена недалеко от собственного дома. В тот же день тело женщины было найдено близ одного из сел в Ингушетии. Убийство вызвало возмущение мировой общественности и коллег Натальи. Правозащитное общество в Грозном, чьим сотрудником она являлась, прекратило свою работу. «Новая газета» перестала отправлять собственных корреспондентов в Чечню. Дмитрий Медведев заявил о связи правозащитной деятельности Натальи с ее убийством, а Рамзан Кадыров пообещал взять расследование под личный контроль. Убийство остается нераскрытым.

Журналисты утверждают, что, начиная с 1994-го года, вокруг многих умышленных убийств их коллег создается видимость авто- и авиакатастроф, смертей из-за аллергических реакций.  Так, в 2003 году вследствие болезни, длившейся две недели, скончался журналист и писатель Юрий Щекочихин. Юрий  проводил антикоррупционные расследования, занимался проблемами подростковой преступности. Адвокат и коллеги Юрия утверждают, что он был отравлен. 

Профессиональная совесть

Громкими становятся, как правило, лишь убийства московских журналистов, но происходят такие преступления по всей стране. Безусловно, статистику не нужно ставить во главу угла: к примеру, в тоталитарной Северной Корее за 18 лет не зафиксировано ни одного убийства журналиста. Однако в нашей стране журналистов продолжают убивать.  Российская журналистика тесно связана с политикой. Так, последние комментарии гибели Павла Шеремета указывают на то, что за несколько недель до убийства журналист встречался с окружением  Бориса Немцова в Москве. Между тем в современном кодексе журналиста существует пункт, предусматривающий неразглашение информации государственной важности. 

В 2010 году в Москве был жестоко избит известный оппозиционный политический журналист, блогер и писатель Олег Кашин. Дмитрий Медведев был возмущен случившимся, общественность негодовала, а британская «Таймс» написала об «открытии в России сезона охоты на журналистов, выражающих несогласие с властью». В 2013 году Госдума решила ужесточить наказание за проявление насилия по отношению к представителям СМИ. Сами журналисты считают подобные поправки не действенной  мерой. Руководительница пресс-службы «Новой газеты» назвала такое решение подменой понятий, отметив, что оно не сможет остановить нападения на журналистов. Секретарь Союза журналистов России с сожалением признал, что убийства отечественных журналистов становятся банальностью.

И все же дети погибших журналистов часто выбирают для себя профессию родителей.  Для них Союзом журналистов организован специальный клуб, посвященный журналистике. Пожалуй, все, что сегодня может сделать российское общество, – помнить о тех, кто погиб из-за верности профессиональному долгу. Заключается он, вероятно, не в следовании всем пунктам этического кодекса журналиста, а в отклике на голос собственной совести. Чей это будет голос и откуда услышат его граждане России – вопрос будущего отечественной журналистики, которая продолжает терять лучших своих представителей.                           

Елена Трифонова

 

Источник: Day2Day

Оригинальный заголовок: Опасно ли быть журналистом в России

Похожие новости: В ООН появятся консультанты по вопросам защиты журналистов