Без цифры нет будущего: обсуждение в режиме онлайн

Создано 25.12.2020

В некоторых компаниях необходимость цифровой трансформации назревает изнутри, в другие она «прилетает» извне,— но рано или поздно всем придется встроить «цифру» в структуру ДНК своего бизнеса, иначе не удастся преуспеть. Как именно это сделать, обсудили участники онлайн-конференции «Цифровая трансформация бизнеса» ИД «Коммерсантъ» в Санкт-Петербурге.

В обсуждении злободневных вопросов цифровой трансформации в России приняли участие представители не только бизнеса, но и государственных предприятий. Причем перспективы и опыт рассмотрели с точек приложения разных сфер: IT-индустрии, банковского сектора, ритейла и прочих.

Не ради технологий

В первом, «теоретическом», блоке конференции участники говорили о стратегиях и моделях цифровой трансформации, пытаясь понять, зачем она нужна бизнесу, что ее тормозит и стимулирует, какие технологии меняют управление, как изменились IT-потребности компаний.

Руководитель центра цифровой трансформации Strategy Partners Антон Точин пояснил, что следует разделять понятия цифровизации и цифровой трансформации. Он привел шесть сценариев использования цифровых технологий в российских компаниях: от внедрения отдельных цифровых решений до создания экосистемы. По словам спикера, первые четыре сценария (внедрение отдельных цифровых решений, реализация инноваций, повышение конкурентоспособности и прозрачности компании) — это цифровизация, к трансформации же относится использование цифровых технологий для повышения жизнеспособности компаний, а также создание экосистемы, позволяющей выйти за рамки отрасли.

«Внедрение технологий ради технологий — бессмысленно, надо что-то от этого получать,— отметил Антон Точин.— Цифровые трансформации должны быстро окупаться, особенно на ранних этапах. Если окупаемость низкая, то что-то не так: например, выбран неверный портфель решений или не работает модель управления цифровой трансформацией».

Трансформация VS оптимизация

Компания с «прокачанным цифровым мускулом» (тоже цитата одного из участников конференции) может выйти за рамки отрасли, но далеко не всем это нужно. Так, руководитель направления цифровой трансформации Промсвязьбанка Марианна Данилина призналась: «Мы фокусируемся не на трансформации, а на цифровой оптимизации». Она рассказала, что восемь из десяти ведущих банков так или иначе работают в формате дистанционного обслуживания и внедрение цифровых технологий в банковской сфере преследует три основные цели: развитие удаленных каналов взаимодействия с клиентом, создание «цифровых отделений», переход на безбумажный документооборот. Рассказывая о «десяти прорывных шагах» и «подводных камнях» цифровой модели развития, Марианна Данилина рекомендовала «не превращать трансформацию в профанацию», формализовать стратегию, а также заручиться поддержкой руководства компании (в противном случае любые начинания «вязнут» в потоке сопротивления,— на этом акцентируют внимание многие эксперты).

Светлое завтра уже сегодня

«Это самый лучший год для IT,— заявил CEO Naumen Игорь Кириченко.— Мы обрели в моменте 5–10 лет на быстрой перемотке. И цифровые компании получили невероятную фору. Но цифровые технологии — это только 20–30% успеха». На примере предприятий, «которым не надо трансформироваться, потому что они уже цифровые», Игорь Кириченко рассказал, в каких векторах остальным стоит работать над собой, чтобы стать такими же: пользовательский опыт, роботизация, скорость принятия решений, структура организации, гибкость мощностей, капитализация знаний.

Поскольку Игорь Кириченко выступал на фоне урбанистического пейзажа со слоганом «Приближаем цифровое будущее», модератор — ведущий «Коммерсантъ FM» Максим Митченков — не удержался и спросил: когда оно наступит и каким будет?

«Будущее уже здесь, просто оно распределено неравномерно,— ответил CEO и навскидку перечислил несколько вариантов дальнейшего развития событий от разных организаций (например, ООН).— Наша задача — помочь каждой компании попасть в ее собственное, индивидуальное будущее через методологии, обучение цифровой зрелости, переход на следующий уровень и так далее».

Магазины без продавцов

Будущее, которое «уже здесь», продемонстрировали представители различных отраслей во втором блоке онлайн-конференции, приведя конкретные кейсы из российской и зарубежной практики.

«То, что вчера казалось сказкой, сегодня уже стало реальностью»,— рассказала эксперт IoT (Internet of Things — интернет вещей) компании МТС Алена Нечитайло. Она привела множество примеров, как интернет вещей совершенствует управление магазином: умные примерочные, точки продаж без продавцов и касс, электронные ценники. «Конкуренция на рынке растет, клиенты уходят в онлайн, поэтому повышается ценность точных прогнозов, на основе которых можно принимать стратегические решения. Технологии интернета вещей позволяют автоматизировать многие процессы и получать оперативные данные. Например, к каким полкам клиенты подходят чаще,— пояснила эксперт.— Или исключить человеческий фактор, когда на полке одна цена, а на кассе — другая. Один человек с помощью одного компьютера может управлять системой ценообразования в огромных сетевых магазинах. Внедрение подобных решений не только оптимизирует работу ритейлеров, но и повысит лояльность покупателей к той или иной сети».

«Таких экспериментальных магазинов без кассиров у нас только два,— сообщил директор по цифровой трансформации торговой сети «Пятерочка» Х5 Retail Group Рауль Тенчурин.— А всего по России — больше 16 тысяч. Мы начали с того, что можно масштабировать по всей стране — с динамического ценообразования». По словам господина Тенчурина, к 2022–2023 году «Пятерочка» (один из немногих офлайн-ритейлеров, использующих прорывные технологии) планирует сузить портрет потенциального потребителя в рамках промо-акций от собирательного образа до конкретного человека.

Создать Годзиллу

О том, каким будет мир ритейла, размышлял и Игорь Колынин, директор по маркетингу СТД «Петрович», второго по продажам DIY-ритейлера в РФ (первый — «Леруа Мерлен» — в пять раз больше), лидирующего при этом по доле продаж через digital-каналы (55%, не считая продаж колл-центра). «Когда мы начинали, продажи e-com были очень низкими: цифровизация в 2010-м была, мягко говоря, не на высоте,— вспоминает Игорь Колынин.— Но мы планомерно вкладывали в этот канал, и теперь он наш кормилец».

По оценкам эксперта, более 70% россиян делают ремонт самостоятельно, поэтому, внедряя цифровые решения, компания опиралась на нужды конечного потребителя.

«Сегодня на рынок пришли гиганты, которые всех пугают,— охарактеризовал он появление крупных маркетплейсов.— Они будут захватывать наших клиентов. Единственный способ противостоять этим монстрам — это создать собственного Годзиллу. Наш Годзилла — цифровой: мы строим экосистему. При этом не покупаем, как многие делают на рынке, массу разных сервисов, порой даже не связанных друг с другом. Наша задача — участвовать в каждом ремонте России. И мы начали захват мира с создания цифровых продуктов в области ремонта: сервисов по дизайну, подбору материалов и подсчету их стоимости, программ для профессионалов и пр. Здесь мы совершенно точно впереди планеты всей, потому что ни у одного даже западного нашего коллеги нет ничего подобного, например, сервису “Петрович BRO”, который позволяет прорабам делать сметы, делать коммерческие предложения клиентам, управлять персоналом и объектами и прочее. Самое главное для будущего, чтобы быть в новом мире успешным,— это знать и любить своих клиентов».

Похоже на электрификацию

Возможности применения цифровых технологий в самых разных отраслях, по единодушному мнению участников конференции, практически безграничны. Однако распространение их, как было отмечено, неравномерно. Исполнительный директор Россельхозбанка Григорий Гаврилков удивил зрителей примерами цифровизации в, казалось бы, далеком от нее сельском хозяйстве. А директор по информационным технологиям ГК «Росводоканал» Сергей Путин признался, что отрасль управлении ресурсами в отношении цифровых технологий весьма инерционна и много энергии тратится на последовательную работу с культурой компании. Главными вопросами при внедрении цифры, по его словам, остаются «зачем это делать» и «кто тот человек, которому это нужно». Впрочем, участники конференции задавали и другие: откуда брать «цифровые кадры», как посчитать выгоду от внедрения новых технологий и решений, какие инструменты наиболее эффективны и так далее.

Пожалуй, наиболее точно суть дискуссии выразил Игорь Кириченко: «Цифровизацию можно сравнить с электрификацией 100 лет назад: мало кто знал, что это такое. Само по себе электричество не отвечало на вопрос, какую пользу оно может дать компании. Но через 100 лет мы видим: кто-то использовал его для электрификации традиционных цехов, а кто-то построил на этом абсолютно новый бизнес».

Источник: www.kommersant.ru