"Термин "фейк-ньюс" начали клеить ко всему — это неправильно" — Галина Арапова

Создано 28.07.2020

На площадке "Дальневосточного МедиаСаммита-2020" (12+) выступила директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. Эксперт рассказала о проблемах, связанных с освещением пандемии, в частности, об одном из основных рисков — признании информации "фейк-ньюс", сообщает ИА PrimaMedia. 

— Сегодня мы будем говорить о фейк-ньюс и проблемах, связанных с освещением пандемии — нового ключевого события в нашей жизни. Я расскажу о тех юридических рисках, которые в связи с этим есть. 

Прежде всего напомню вам, что "фейк-ньюс" — это слово, которое прижилось у нас в обиходе. Это не юридический термин. Видимо, его придумали для того, чтобы было понятно читателям. Но так или иначе, речь идет в общем-то не о фейковых новостях, как некоторые переводят значение этого словосочетания на русский язык. 

Фейк-ньюс — медийный термин, появившийся сразу после выборов Дональда Трампа в 2016 году. Он был связан с появлением недостоверной информации в соцсетях и с оказанием некоего давления на выборный процесс в Америке. С тех пор, как считают специалисты, мы стали жить не в эпоху пост-правды, а в эпоху фейк-ньюс. 

Термин стал популярным, и его начали клеить ко всему, а это не очень правильно. Если посмотреть на законодательство, — не только российское — то можно увидеть, что речь идет о намеренной дезинформации. Фейк-ньюс — это не просто недостоверные новости, это дезинформация по общественно значимому вопросу. То есть, те сведения, которые повлекли за собой очень серьезные негативные последствия в виде ущерба здоровью, паники в обществе, закрытию жизнеобеспечивающих предприятий, — рассказала Галина Арапова. 

При этом, как отмечает эксперт, ссылаясь на законодательство, дезинформация еще и должна быть умышленной. 

Fake news (дезинформация):

 Не любая недостоверная информация; 

— Автор фейк-ньюс должен подавать текст как достоверный: грамотно его упаковывать, ссылаться на экспертов. Причем на момент распространения информации он должен знать, что эти сведения недостоверные, и умышленно оборачивать их в обертку достоверности, пытаясь убедить своих читателей. Ко всему прочему, материл не только должен выглядеть достоверно, но и влечь за собой негативные последствия: представлять угрозу жизни и здоровью людей. Дестабилизировать системы жизнеобспечения: транспортную систему, работу кредитных организаций, социальную инфраструктуру. Как указано в законе, информация должна сообщать о каких-то обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий и о приемах и способах защиты от этих обстоятельств, — расшифровала Галина. 

По ее словам, последние три пункта — это "новинка сезона". То, что было принято 1 апреля, в разгар пандемии. Формулировка позволила привлекать к ответственности людей за дезинформацию о том, как борются с коронавирусом. 

— "Обстоятельства, представляющие угрозу жизни и безопасности" — это пандемия. "Принимаемые меры" — это, например, меры, применяемые для стабильной работы медучреждений. "Приемы и способы защиты от этих обстоятельств" — ношение масок, прием лекарств, — привела несколько примеров эксперт. 

Регулирование касается информации в СМИ и в интернете. За это полагается как административная ответственность (за информацию, распространенную после 18.03.2019 года), так и уголовная ответственность (за публикации после 01.04.2020 года). 

В первую очередь Галина предложила рассмотреть подробнее часть 9 статьи 13.15 КоАП РФ. 

— Статья 13.15 — это вообще родная для журналистов статья. Она называется "Злоупотребление свободой массовой информации" и является таким "зеркалом" статьи 4 "Закона о СМИ". За все то, что нельзя делать в статье 4, установлены ответственность и штрафы по статье 13.15. 

Давайте мы сейчас отвлечемся от пандемии и рассмотрим статью в контексте марта 2019 года, когда про COVID-19 еще даже не слышали. Как только была введена эта норма в законодательство, мы с коллегами пытались сконструировать ситуацию, как эту норму будут применять. К какого рода информации? Очевидно, что из формулировки вытекало, что это должны были быть какие-то сведения, которые могли создать серьезную угрозу жизни общества. И, надо сказать, что за весь прошлый год норма применялась не часто — были буквально единичные случаи. 

Первый произошел в Амурской области. Две женщины распространили через группу в What`sApp информацию о том, что в том месте, где они проживают (в каком-то небольшом населенном пункте), была обнаружена отравленная то ли почва, то ли вода. Якобы в ней было выявлено содержание каких-то химических веществ. Вроде бы это все-таки была вода, поэтому ее нельзя было использовать ни для полива растений, ни для употребления. 

Этих женщин привлекли к административной ответственности — оштрафовали на 30 тысяч рублей каждую. Информация, которую они распространили, не подтвердилась. Когда было возбуждено дело, суду предоставили заключение эксперта, который сказал, что проба воды оказалась хорошей. 

Это действительно была ситуация, которая могла вызвать панику у жителей этого населенного пункта. Ведь если вода отравлена, то как там можно жить? Вот примерно такая история и похожа на работоспособную ситуацию для этой нормы — 13.15 — применительно фейк-ньюс. Тема касалась чего-то важного, и люди могли поверить и в результате прочтения повести себя таким образом, что их поведение могло вызвать угрозу общественного порядка. Они все, например, могли бы начали бы паковать чемоданы. 

Но. По этой ситуации есть и два вопроса. Первый: знали ли те женщины, что распространяемая ими информация недостоверна? Потому что только в этом случае это является нарушением. Ответственность возникает только за умышленные действия. И второй вопрос: насколько читатели бы стали доверять этому источнику? Это ведь просто две какие-то женщины, которые что-то распространили в What`sApp. Что, прям все жители региона его читают? Это же не какие-то должностные врачи, не эксперты в этой области. Насколько вообще все это было убедительно? Большой вопрос. 

Но, тем не менее, этот пример был в 2019 году, и он объяснял логику законодателя, — рассказала директор Центра защиты прав СМИ Галина Арапова. 

Штрафы за дезинформацию: 

— Для граждан от 30 до 100 тысяч рублей;
— Для должностных лиц от 60 до 200 тысяч рублей;
— Для организаций от 200 до 500 тысяч рублей. 

Помимо этого, сейчас в статью внесены еще две части, и там более высокие штрафы для юридических лиц. 

Что ждет журналиста за распространение подобной информации: 

Ответственность в уголовный кодекс была внесена в этом году 1 апреля. Это сразу две статьи: 207.1 УК РФ и 207.2 УК РФ. 

Согласно первой статье, ответственность наступает за публичное распространение заведомо ложной информации под видом достоверных сообщений об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств. 

— Вот это в чистом виде ложится на борьбу с коранавирусной инфекцией. Вот только когда пандемия пройдет, эта статья у нас останется, и будут какие-то другие обстоятельства, представляющие угрозу жизни и безопасности населения, — отметила эксперт. 

Законодатель в самой статье объяснил, что это за "обстоятельства": 

— Мы не знаем, как будет эта статья применяться дальше, но такая широкая формулировка дает возможность "натянуть" эту статью на какую-то ситуацию, когда, к примеру, журналист будет отписывать какие-то события, в фактуре которых он не уверен. Или может даже тогда, когда он просто будет излагать какую-то версию развития событий. Это вызывает беспокойство, — заметила Галина Арапова. 

Втора статья — 207.2 УК РФ применяется в том же самом контексте, что и первая — за распространение заведомо ложной информации. Но здесь имеются ввиду сведения, которые уже повлекли по неосторожности причинение вреда здоровью человека. В такой ситуации будет штраф от 700 тысяч до 1,5 млн рублей, лишение свободы до трех лет. В случае смерти человека будет штраф 1,5-2 млн рублей, лишение свободы до 5 лет. 

Судебные дела по фейк-ньюс: 

В дополнение Галина Арапова дала рекомендации о том, как не стоит писать про частную жизнь, персональные данные и медицинские тайны. Это важно знать журналистам, которые готовят материалы про пандемию. 

Стоит помнить, что формально даже после смерти человека его родственники имеют право защищать частную жизнь умершего. 

Отметим, что организаторами "Дальневосточного МедиаСаммита-2020" выступают Фонд информационной поддержки социально-экономического развития Дальнего Востока, правительство Приморского края, Союз журналистов России, Приморское региональное отделение Союза журналистов России и Дальневосточный федеральный университет. Генеральный партнер форума — РусГидро.

Источник: primamedia.ru