|     Регистрация    |     Карта сайта    |       Рассылка    |    

Распространение печатной продукции
Актуальная информация, опыт, проблемы и перспективы

Ваше мнение

Как изменится распространение прессы в стране после встречи Путина В. В. с главредами 10 февраля?

Прямой эфир

Дмитрий Муратов: «В Крыму - 80% русских – они почти все хотят отношений с Россией, войти в Россию, они считают себя, на самом деле, россиянами»

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение», у микрофона — Ольга Бычкова, с особым мнением — главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Добрый вечер тебе.

Д.МУРАТОВ: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: Ты сегодня был, ведь, на этом феерическом заседании Совета по правам человека, да? Давай с этого начнем. Расскажи, что там происходило, потому что, конечно, те трансляции, которые все смотрели, и те новости, которые оттуда доносились, они, конечно, поражают воображение. Ну, там, во-первых, был демарш, да? Там ушли несколько членов Совета в результате.

Д.МУРАТОВ: Да, да. Ну, честно сказать, я к 11 утра поехал в первый подъезд на Старую площадь просто как дурак в надежде, что там будет та повестка дня, которая предлагается. Я коротко скажу…

О.БЫЧКОВА: Почему «как»? — говорит обычно мой папа в таких случаях.

Д.МУРАТОВ: Ну… Согласен. Согласен, Оля. Да, я поехал просто дураком. Поскольку 1 апреля начинается подписка на печатные СМИ, а до сих пор на них нет цены, судя по всему, впервые с момента возникновения советской власти будет сорвана подписка, люди окажутся без газет.

О.БЫЧКОВА: Почему нет цены?

Д.МУРАТОВ: Поскольку правительство отказалось дотировать «Почту России» по доставке газет. Цены на газеты, на подписку могут возрасти в 3–5 раз, и это, конечно, всё. И это… Да это ужасно. Тем более, вот, например, у нас 50% подписчиков живет за пределами Москвы, Санкт-Петербург и городов-миллионников, в регионах.

О.БЫЧКОВА: А «Почта России» и так прекрасно работает, да.

Д.МУРАТОВ: А «Почта России» уникальна. Есть такой зам министра связи Евраев — я надеялся его там увидеть. Надеялся увидеть указанного в повестке Игоря Артемьева, руководителя ФАС. Очень надеялся увидеть министра Никифорова, министра связи, потому что все вопросы, собственно, были к ним. Не было никого.

О.БЫЧКОВА: Ну так ты ехал туда не как дурак — ты ехал по делу, всё нормально.

Д.МУРАТОВ: Нет, честно говоря, конечно, я ехал по делу. Я стараюсь никуда в такие присутственные места, которые Брежнева помнят, не приезжать просто так. Вот приехал.

А дальше началась абсолютная феерия. Во-первых, в зале не оказалось ни одного из перечисленных приглашенных, то есть министры, руководители исполнительной власти, руководители министерств, ведомств, которые отвечали как раз за эту повестку дня, то есть развитие СМИ, не пришел никто.

И после вступительного слова Федотова вдруг на сцену вышел, к трибуне прорвался, прям бегом побежал бывший член Центральной избирательной комиссии, известный своими подвигами, Борисов, который начал говорить, что ряд членов Совета по правам человека взялись комментировать решение президента, с которым он обратился о вводе войск, и что это ужасно, что этого нельзя допускать, что эти люди, которые подписали заявление, это никакой не Совет, на что Федотов в свойственной ему абсолютно спокойной юридической манере ответил: «Вы, конечно, простите, друзья. Там, ведь, написано, что у нас каждый член Совета имеет право написать и повесить на сайт свое заявление. Группа этого Совета, 27 человек это сделала. А там есть и другие заявления. И ваше заявление, и ваше, и ваше. В чем проблема?»

О.БЫЧКОВА: «И вот мы тут, собственно, собрались, — сказал Федотов, как я слышала, — чтобы об этом и поговорить, в общем».

Д.МУРАТОВ: Да. «Хотите внести в повестку дня? Внесем это». А дальше, Оля, началось удивительное дело. Вот, я понял: у нас появилась инквизиция. Вот, у нас эпохи Возрождения не было, Средневековья не было, а Инквизиция появилась. Один за другим 8 или 9 человек выходили на трибуну, прорывались на нее абсолютно организованной такой историей со своими тезисами.

Ну, во-первых, с враньем, что в Одессе идут еврейские погромы, что тысячи раненых в Крыму. Ну, услышал бы их Путин, чью пресс-конференцию они не слышали, который сказал, что в Крыму ни одного выстрела и он этим гордится.

О.БЫЧКОВА: А пресс-конференция Путина, собственно, в то же самое время происходила.

Д.МУРАТОВ: Да. Поэтому они не знали новой установки.

О.БЫЧКОВА: Они не успели, бедные.

Д.МУРАТОВ: Они не успели.

О.БЫЧКОВА: Ах, черт.

Д.МУРАТОВ: Они активнейшим образом призывали к войне, не понимая, что если бы их послушал президент России, то полилась бы кровь. А он абсолютно не собирался этого делать и сказал, что войны не будет. Люди-то об этом не знали, и они пошли в идеологическую атаку, обвиняя членов СПЧ в том, что эти люди работают, безусловно, только на деньги Запада, что они Западом финансируются, что они негодяи, враги родины.

У нас теперь как получилось-то? Я там понял эту вещь. У нас негодяи — это те, кто против войны. А хорошие люди и патриоты — те, кто за то, чтобы послать солдат умирать.

О.БЫЧКОВА: И всех поубивать.

Д.МУРАТОВ: Вот какая отличная возникла у нас… А те, кто против войны, так они, ведь, еще и предатели родины. Они не просто против войны, они же предатели родины.

Опять же, люди, которые всё это говорили, включая могучего социолога Дискина, у которого, насколько я помню, прогнозы сбываются не так часто, как ему бы хотелось, все они еще не знали, про что говорится на пресс-конференции.

И, конечно, попали они круто. Когда выступили все эти люди, ну, там, конечно, пена летела как на ипподромах с губ.

О.БЫЧКОВА: Слушай, а вот там еще такая женщина очень громкая кричала по поводу иностранных агентов и того, что они пишут какие-то заявления издевательски на английском языке.

Д.МУРАТОВ: Да. Это было… Да. Нет, я могу сразу сказать, что это было сделано так. Что один из авторов текста заявления СПЧ, которое подписали 27 членов СПЧ, по-моему, Верховский, что у него на английском языке были внутри текста указаны какие-то названия. И исходя из этого, она считает, что он просто тот черновик, который ему прислали, видимо, специальные службы, использовал как бумагу, под которой нужно поставить… Это как инструкция разведывательного центра, логова какого-то.

О.БЫЧКОВА: Это шифровка, которую он получил и дальше распространяет.

Д.МУРАТОВ: И короткий вывод. Значит, мы, конечно, потом вернулись к теме и мы об этом поговорим (и про «Дождь», и про газеты), но все эти люди встали. покинули зал. С ними же покинули зал кураторы из администрации президента, которые курируют Совет по правам человека. И все камеры, поскольку это был абсолютно спланированный клип. Это были съемки клипа. На что они направлены, я легко догадался: снять Федотова и распустить этот Совет, рассадник, понимаете, гуманистических идей мира.

О.БЫЧКОВА: О чем уже заявил, собственно, член этого Совета господин Борисов. Мы сейчас прервемся на одну минуту, потом продолжим программу «Особое мнение» с Дмитрием Муратовым. Он еще много интересного нам сегодня расскажет.

РЕКЛАМА

О.БЫЧКОВА: И мы продолжаем программу «Особое мнение», у микрофона — Ольга Бычкова, с особым мнением — главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, который полный эстетических впечатлений вернулся с сегодняшнего заседания Совета по правам человека.

Ну, вот, значит, пофонтанировали там по поводу вот этого всего безобразия про иностранных шпионов, ушли несколько человек. Кто там ушел? Пушков ушел, еще кто-то ушел.

Д.МУРАТОВ: Ну, да. Я не всех знаю, но вот те, кто говорили про агентов и что надо идти воевать и не спорить с президентом…

О.БЫЧКОВА: Они все с гордо поднятой головой ушли.

Д.МУРАТОВ: Да. Правда, я просто… Я с трудом представляю трагедию этих людей, когда выяснилось, что собака-тобыла генеральская.

О.БЫЧКОВА: Представляешь, потом они приходят…

Д.МУРАТОВ: Они выходят туда в коридор, а там идет пресс-конференция Путина и он говорит, что «Зачем, собственно говоря, война?»

О.БЫЧКОВА: А там прямо в коридоре идет трансляция, да?

Д.МУРАТОВ: Ну, нет, в коридоре не идет.

О.БЫЧКОВА: Или садится в машину, включает там что-нибудь. Или открывает там телефон и смотрит что-нибудь, новости. И он понимает, что никогда Штирлиц не был так близок к провалу.

Д.МУРАТОВ: «Установка изменилась», — видит он SMS.

О.БЫЧКОВА: Да. Ужас какой. Бедные. Ну, можно только посочувствовать этим людям. Очень жалко их. Ну? И дальше, собственно, развивалась та повестка, ради которой всё это было созвано сегодня, то есть…

Д.МУРАТОВ: Но почти через 2 часа.

О.БЫЧКОВА: 2 часа на это ушло?

Д.МУРАТОВ: Почти 2 часа. Мы услышали несколько выступлений по делу от представителя Государственной Думы, который сказал, что у нас беда с подпиской. Но как-то он так вяло это сказал, что как будто это не беда, а даже некая скрытая радость есть. Действительно, с 1 апреля начинается подписка. «Почта России» не будет получать дотаций, это означает, что не только газеты потеряют тиражи — они восполняют их в интернете. Я не могу, честно говоря, пожаловаться на то, что мы теряем читателя — мы только находим.

Но, во-первых, газета — это ручная работа, это hand made, вот, бумажный экземпляр газеты. Это очень важная штука. Теперь интернет уже не вытесняет бумагу — они уже живут вместе. Это не пирамида Маслоу, где сильные съедают слабого.

Во-вторых, надо же думать не только про себя. Во многих там маленьких городах и деревнях, где есть только 2 кнопки телевизора и интернет до сих пор на модеме, подписка очень активна, она идет.

О.БЫЧКОВА: Несмотря даже на плодотворную работу «Почты России».

Д.МУРАТОВ: Конечно! Теперь эту «Почту России» заместителем министра связи товарища Никифорова, который подавал большие надежды, но больше он ничего уже, по-моему, не подает, в том числе дотации, Евраев, вот, они решили эту дотацию «Почте России» не давать. То есть государство прекращает в одностороннем порядке людям оказывать услуги по подписке на периодику.

Будут они получать только местные газеты и губернаторские газеты, которые там рядышком, под боком находятся. В среднем, газет, которые финансируются губернаторами (их всё время Дмитрий Анатольевич Медведев еще хотелкуда-то в частные руки отдать), 60 тысяч таких газет. И ничего не отдали.

В среднем в каждой газете печатают 7 фотографий губернатора. Вот, 7. Это я считал. Мы скоро рейтинг напечатаем.

И это вещь, конечно, просто беспрецедентная. С 1922 года не было сбоев в подписке, включая годы Великой Отечественной войны.

Затем очень серьезное выступление было у Дондурея. Он сказал, что вот эта индустрия телевидения непонятно как устроенная, приводит к тому, что около 80% людей под настроем пропаганды уверены, что надо идти, допустим, воевать. Около такого же количества людей не хотят никоим образом смотреть в сторону Европы, а считают, что есть абсолютно уникальная великая цивилизация — это, вот, мы, и не обязательно внешний мир. Конечно, это влияние пропаганды.

Затем было главное выступление, на мой взгляд, очень важное выступление Сванидзе, который очень жестко и точно определил, что идет вот эта вот война, которую развязывает поганая элита, которая доверчивому народу, вот эта вот подлая элита навязывает свои представления о добре и зле, в том числе о том, что надо идти воевать и лить кровь братских народов. Сванидзе… Это мои формулировки, но смысл речи Николая был в этом.

Я бы еще даже дополнил, что, на самом деле, вот эта ситуация на СПЧ — конечно, это ситуация не только там снять Федотова и угробить Совет по правам человека при президенте…

О.БЫЧКОВА: Извини, а, думаешь, снимут они Федотова? Добьются этого? Или Федотов — крепкий орешек, все-таки?

Д.МУРАТОВ: Я думаю, что нет. Я думаю, что под таким нажимом никогда не действует президент России — это всем давно известно. Потом заявить, что 27 человек, которые это подписали (а сейчас уже 30, кстати говоря — там одной подписи не хватает, чтобы это было большим, официальным заявлением), что президент своим указом назначил 30 шпионов. Надо было, конечно, им подумать о последствиях. Кто? Если они объясняют Путину, что он себе же в Совет назначил 30 шпионов. Ну, скажите, ну, что?..

О.БЫЧКОВА: Не-не-не. Они объясняют Путину, что он сам шпион.

Д.МУРАТОВ: Да.

О.БЫЧКОВА: И он резидент просто.

Д.МУРАТОВ: Да-да-да. Они кадровому разведчику объясняют, что его завербовали (30 человек). Они просто не подумали, что их вот эти безумия идут в разнос просто с нормальным порядком вещей.

На самом деле, конечно, мне кажется, не столько им Крым нужен, сколько они с помощью Крыма хотят выявить, как им кажется, пятую колонну. Обрушиться на предателей.

О.БЫЧКОВА: Подожди, не перескакивай на Крым. Подожди. Сейчас я тебя про Крым…

Д.МУРАТОВ: А это всё было про это.

О.БЫЧКОВА: Да?

Д.МУРАТОВ: И теперь самое главное про Синдееву.

О.БЫЧКОВА: Потому что, вот, еще же там… Да! Там же еще был вот этот сюжет с «Дождем», и Синдеева сказала, что пара месяцев осталась «Дождю» существовать даже в его нынешнем таком, очень сложном состоянии. А потом всё. Это правда, ты думаешь? Так и будет?

Д.МУРАТОВ: Во-первых, был достаточно содержателен, хотя, может быть, не в том месте он это говорил, но было крайне интересно услышать Зыгаря Мишу, главного редактора. Я давно его знаю, он очень умный парень. Он спокойно и прямо сказал, что «мы вообще даже и не думали становиться тем телевидением, которым мы стали. Мы хотели быть телевидением для тех людей, которые не смотрят другое телевидение. Мы хотели помогать инвалидам, мы хотели привлечь внимание к аутистам, мы хотели привлечь внимание к детям, у которых проблемы. Но, конечно, мы хотели делать и свободные дискуссии. И вдруг мы оказались, сами того не ожидая, вот в такой истории».

О.БЫЧКОВА: В самом пекле.

Д.МУРАТОВ: Да. Гуманистическая история, востребованная людьми, безусловно, стала историей политической. Они просто иногда с ошибками, иногда без ошибок, но честно делали свою работу, в общем, такую, не грустную работу.

Потом вышла Наташа Синдеева. Она всегда человек, там, иногда, когда нужно, очень жестко сдержанный, иногда эмоциональный, а здесь была смесь двух состояний. И она сказала, что отключение такого количества операторов, потеря большого количества аудитории, а, следовательно, рекламы приводит к тому, что сейчас у них есть возможность продолжать вещание еще в течение одного месяца. Что завтра они будут встречаться с сотрудниками «Дождя», и если люди согласятся пойти на снижение самых разных, в том числе личных затрат и заработных плат, то, может быть, на 2 месяца.

Это очень плохая новость. Наташа извинилась перед Этери Левиевой, потому что ровно год назад Синдеева сказала, что когда отключили «Совершенно секретно», это хозяйствующие субъекты и она абсолютно честно сказала: «Тогда я была просто очень наивна. Я теперь поняла, как это делается». Этери Левиева хлопала ее выступлению. И, в общем, мы присутствовали при ситуации, когда… Вот, «Совершенно секретно», с которым ничего не возобновилось. Только их душитель Правоторов получил почти 230 миллионов золотого парашюта и ушел из Ростелекома.

Что прибыльный вполне «Дождь», который готов платить и готов выходить бесплатно отовсюду, отовсюду отключен морализаторами, которые руководствуются не законом, а тем, что, вы знаете, вот, они услышали в воздухе, что надо бы «Дождь» за непатриотизм в этом вопросе, как им показалось, про блокаду отключить. Фактически уничтожаются, пытаются уничтожить печатные СМИ. Конечно, это вряд ли получится…

О.БЫЧКОВА: «Дождь» еще что-то может спасти? Как ты думаешь?

Д.МУРАТОВ: Уверен абсолютно. Поддержка общества. Мы видим это повсюду, по всем областям, что поддержка общества, активная поддержка общества, да, может спасти, безусловно. И «Дождь» сейчас поддерживают рублем, там платят за день трансляции.

О.БЫЧКОВА: Ну, Синдеева тоже сказала, что этого недостаточно.

Д.МУРАТОВ: Ну, конечно, этого недостаточно, потому что это…

О.БЫЧКОВА: Ну, разумеется, это слезы, конечно.

Д.МУРАТОВ: Потому что должна быть реклама. У них же премиальная аудитория, то есть та, которая нужна рекламодателю. Но есть рекламная цензура. Я могу сказать, и на нас это опрокинулось. У нас были крупнейшие контракты, у нас великолепная аудитория. Там количество уникальных посетителей тиражей зашкаливает. Но ба-бах — нельзя.

О.БЫЧКОВА: То есть это когда рекламодателям говорят «Вы туда?..»

Д.МУРАТОВ: Конечно.

О.БЫЧКОВА: И подмигивают так глазом левым «Вы туда не ходите. Не надо».

Д.МУРАТОВ: Да. Вот, собственно, такая была история поиска врагов, инквизиции, попытки расколоть Совет по правам человека при полной невозмутимости в своей правоте Михаила Александровича Федотова, чьей выдержке можно смело позавидовать.

О.БЫЧКОВА: Да, и жизненному опыту, между прочим. Ну и с Украиной чем дело закончилось там в результате на Совете по правам человека?

Д.МУРАТОВ: Ну, с Украиной закончилось тем, что, все-таки… Я при слове «регламент», мне хочется вызвать стюардессу с пакетиком, потому что я не могу всё это. Они очень долго всё это делали, делали всё это, делали. А потом дали,все-таки, слово выступить по повестке дня Синдеевой, мне, Владимиру Владимировичу Познеру, Сванидзе, Ирине Петровской. А затем приступили к выслушиванию сообщения Максима Шевченко, который вернулся из Крыма.

Я могу сказать, что я спросил у Шевченко, верно ли я понимаю, что один из новых вариантов заявления Совета при президенте РФ по правам человека о развитии институтов гражданского общества? Он — один из его авторов. Он сказал: «Да». Я смело это говорю. Я сидел вместе с членом Совета Еленой Масюк, вот, мимо проходил Максим Шевченко.

Я вам хочу сказать, здесь есть очень важные слова. Значит, «Прекратить взаимную пропаганду национальной ненависти и антиукраинской, и антирусской в СМИ. Заблокировать распространение слухов и непроверенной информации СМИ. Соблюдать международные соглашения и обязательства, принятые на себя Россией и Украиной, а военнослужащим армий России и Украины не исполнять приказы стрелять друг в друга, если таковые будут отданы кем бы то ни было».

Я не знаю, это проект? Дарю. Но если он будет принят…

О.БЫЧКОВА: Это проект Совета или это проект Шевченко?

Д.МУРАТОВ: Да, это проект заявления. Это проект заявления Совета. Одним из авторов, как я понял, или одним автором был Шевченко.

О.БЫЧКОВА: А как можно заблокировать там какую-то непроверенную информацию или слухи в СМИ?

Д.МУРАТОВ: А сейчас я объясню.

О.БЫЧКОВА: Как это физически сделать? Объясни мне как главному редактору.

Д.МУРАТОВ: А вот это я сейчас объясню. Есть у нас еще до перерыва время, да?

О.БЫЧКОВА: У нас еще есть минута.

Д.МУРАТОВ: Очень коротко. Вот, мы проверяем слухи. Ведь, известно, из 3-х источников информации должен быть проверен слух.

О.БЫЧКОВА: Не, ну это понятно, это мы все знаем.

Д.МУРАТОВ: Смотри, МИД России сообщает, что неизвестные пытались захватить здание МВД в результате вероломной провокации, имеются пострадавшие. Главное управление МВД (это МИД наш говорит), Главное управление МВД Украины говорит «Нет, не было никаких попыток ничего». И на пресс-конференции президент России говорит: «Ни одного выстрела». Правильно? Правильно.

Беженцы. Первый канал сообщает, что большое количество беженцев. Хочется спросить: «Где пограничники?» Хочется спросить: «А что говорят пограничники?» А пограничники говорят: «Нет, поток беженцев не увеличился».

О.БЫЧКОВА: Замечательное расследование «Русская планета» провела (сегодня я читала).

Д.МУРАТОВ: Говорит Дмитрий Жуков «Никаких этих…»

О.БЫЧКОВА: Да, никаких следов нет.

Д.МУРАТОВ: Зачем нагнетают? Губернатор Савченко, успешный, кстати, губернатор говорит, что бродят толпы вооруженных людей. Слушайте, ну это же обидно. МВД РФ, которое всё делает для спокойствия в наших регионах, они говорят «Не, друзья, это искусственно созданный ажиотаж. МВД действует в рабочем режиме, никакой информации о вооруженных бандах в масках нету».

О.БЫЧКОВА: 3 секунды осталось. А как можно военнослужащим не исполнять приказы стрелять друг в друга? Скажи. За секунду скажи, если сможешь. Не, мне это нравится предложение. Как его выполнить?

Д.МУРАТОВ: За секунду скажу. Этот вопрос решен в Нюрнберге, что исполняющий преступный приказ не меньший преступник, чем тот, кто его отдает.

О.БЫЧКОВА: Делаем перерыв на несколько минут. В программе «Особое мнение» Дмитрий Муратов вернется сюда.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Особое мнение», у микрофона — Ольга Бычкова, с особым мнением — главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Ну, вот, сегодня объявил президент Путин, что никакого вторжения на Украину и в Крым не было, а были учения. Теперь войска отзываются. А вообще что там за люди в форме, тоже совершенно непонятно, потому что эту форму без опознавательных знаков можно купить в любом магазине. Ну и, конечно, мы видим какую-то связь между тем, что объявили европейские государства, США о возможных санкциях, установили сроки и четко перечислили, чем это может быть чревато. Вот, действительно это такая история, что нажали и отвели войска, и теперь ничего, слава богу, не будет? Или рано расслабляться еще?

Д.МУРАТОВ: Я несколько дней подряд с конца февраля и с начала марта всем своим друзьям пытался объяснить, что войны не будет, как бы наши депутаты заполошные и оголтелые ни бегали с канистрами бензина по Крыму и ни поджигали там ситуацию.

О.БЫЧКОВА: Ну, слушай, когда депутаты бегают с канистрами, это одно. А когда Верховный главнокомандующий, это другое, согласись.

Д.МУРАТОВ: Да. Путин, конечно, не будет воевать. Он прекрасно понимает, что Приштина — это, может быть, хорошо, но ввязываться в глобальную войну с жертвами… Вот, Янукович к нему обратился с просьбой помочь военной силой. Зачем? Вернуться туда? Русские солдаты пойдут, значит, за Януковича и бизнес его сыновей? Да в Крыму, откуда я совсем недавно вернулся, Оль, к Януковичу относятся люто! Ему там лучше не появляться. Его побьют там.

Там 80% русских — они почти все хотят отношений с Россией, войти в Россию, они считают себя, на самом деле, россиянами. Но Янукович — не выразитель их интересов.

Все знают, что вот эти провода принадлежат братьям. Вот, я, например, был в городе Алушта. Стоит дом, который построили под патронажем его сыновей местное начальство и руководство Совмина. Они этот дом… Называется он «Калипсо» на набережной.

О.БЫЧКОВА: Красивенько так.

Д.МУРАТОВ: Да. Они построили его в воде. У них все унитазы стекают туда, в Черное море. Они абсолютно кажутся себе безнаказанными.

Война для коррупционера и крымского начальника-коррупционера в том числе — это способ уйти от суда. И вы что думаете, Путин этого не понимает?

Ну, вот, на столе, я знаю, у него лежит сводка. В сводке написано, что 33,5 миллиарда рублей перечислили компании детей Януковича. За что? За то, что они являются посредниками между государственной угольной шахтой и государственными теплоэлектростанциями.

О.БЫЧКОВА: Куда перечислили?

Д.МУРАТОВ: Вот этим двум фирмам двух детей Януковича. Я видел этот парк автомобильный.

О.БЫЧКОВА: Это все видели в интернете. Это прекрасно.

Д.МУРАТОВ: Ну что, действительно? Пойдем сейчас воевать за 2 автопарка и за лимузин Януковича?

Потом мне кажется, что… И я сегодня на этой пресс-конференции много что интересного услышал.

О.БЫЧКОВА: Имеется в виду Путина?

Д.МУРАТОВ: Да, Путина в Ново-Огареве. Да я ж там со многими вещами абсолютно согласен, потому что, на самом деле, менеджмент политика — это менеджмент мира, а не менеджмент войны.

О.БЫЧКОВА: А тогда почему у нас 16 тысяч российских военнослужащих, как утверждают, в Крыму находятся?

Д.МУРАТОВ: Тем не менее, на сегодняшний день результат такой: войны нет. Верно?

О.БЫЧКОВА: Да. Ну, я хочу в это верить, по крайней мере.

Д.МУРАТОВ: Я хочу сказать, что со всех сторон очень много спусковых крючков. Ну, вот, я ездил по Крыму… Вы знаете, таксисты там, люди в этих маленьких лавочках — они же всё знают. Я там заходил в Ялте в маленький магазинчик. Привезли… Там парень кроссовки продает, говорит, его брата вчера привезли, 2 пальца ему… Он во внутренних войсках служил, 2 пальца оторвало (сунули ему петарду). Вот, все они это обсуждают. Никто не любит Януковича, все хотят в Россию, но всех очень напрягло, когда Рада… На мой взгляд, это глупость грандиозная. Значит…

О.БЫЧКОВА: Рада Крымская?

Д.МУРАТОВ: Рада не Крымская, а Киевская.

О.БЫЧКОВА: Украинская. Верховная.

Д.МУРАТОВ: Украинская. Украинская Рада приняла этот закон о языке. Вот тебе, пожалуйста, первая очередная задача — взять и рвануть, чтобы ошметки полетели повсюду и возбудили достаточно в этом смысле спокойное русскоязычное население, ну, живет же на ренту. Ну, 4 месяца в году работает, 8 месяцев эти 4 месяца должны кормить.

Но это взорвало всех. Там 80% людей говорит только на русском языке. Им что, мычать? Ну, их же тогда на государственную службу же никуда нельзя. В транспорте работать нельзя, в милицию нельзя, в ЖКХ нельзя. Ни в какие органы власти нельзя, в милицию нельзя. Ну, нафига это было сделать?

Рада потом взяла, через день всё отменила. Ну, а зачем зажигать-то было?

О.БЫЧКОВА: Ну, хорошо. Но всё равно… Пускай они там между собой разбираются с языком, с Радой, с чем угодно. Но это тоже не причина для того, чтобы туда шли какие-то люди в непонятном камуфляже.

Д.МУРАТОВ: Я просто говорю, откуда вдруг завелся Крым. Он до этого, до последних дней был вполне себе спокойным. А потом, когда дали вот такой повод, ну, или, конечно… Это же не только мы даем повод. Мы начали выяснять. Я просто прекрасно знаю, кто такой Доку Умаров. Я прекрасно знаю, что это человек, который все взрывы в Москве и, как уверяют наши специальные корреспонденты, работающие в Беслане, в том числе Оля Боброва, которой я склонен абсолютно доверять, он был один из тех, кто заходил и планировал страшную трагедию в Бесланской школе.

Когда руководитель Правого сектора Ярош обращается к нему за поддержкой, потом объясняет, что это взломанный аккаунт. Но позвольте, это объясняет кто? Пресс-секретарь Яроша Скоропадский. А что, Ярошу самому западло сказать, что это не он? И объяснить, кто и как взломал аккаунт? Все же уже знают, как это делается.

И вот эти вещи, конечно, они абсолютно чудовищны, когда они возбуждают людей на взаимную ненависть. А то, что мы поперлись туда с солдатами, это невероятно плохо. А самое плохое и хорошее при этом — мы все узнали цену (мы уже знали ее), цену своему парламенту, на этот раз верхней палате, Совету Федерации.

О.БЫЧКОВА: О, да.

Д.МУРАТОВ: Ребята, обсуждается вопрос войны и мира. Ни одного вопроса не задается, и все там у них нули… Видите, у них все? Против — 0, 0, 0, 0, 0, 0. Воздержались — 0… Вот, они такие, конечно, абсолютные нули.

О.БЫЧКОВА: Кому ты еще узнал цену за эту неделю, скажи?

Д.МУРАТОВ: Я узнал цену людям, которых я давно и искренне люблю. Я считаю, что 3 рокера спасли честь облютевшей в схватках друг с другом нашей интеллигенции. Значит, сначала сказал брезгливым и больным голосом Гребенщиков. Цитирую: «Как бы не велико было ваше желание (он к депутатам) войти в историю, не пытайтесь сделать это за счет смерти людей, которые вам доверяют», — это он про политиков и про власть.

О.БЫЧКОВА: 2 минуты у тебя осталось. Не цитируй подробно — мы это читали.

Д.МУРАТОВ: Нет! Шевчука хочу.

О.БЫЧКОВА: Давай.

Д.МУРАТОВ: «Успокойтесь, бесы, долбаные кабинетные и кухонные телепатриоты, воинствующие радикалы. Опять кровушки братской захотели? Этой виагры?» И Андрей Макаревич. Я считаю, что я должен еще сказать, что я хочу протянуть руку Андрею Зубову, прекрасному, глубоко религиозному человеку, великолепному историку. Читайте его двухтомник под его редакцией «Современная история России». Мы сотрудничали, потом наше сотрудничество прервалось, и я сегодня просто зову его к нему вернуться. «Войны не будет, и коррупционеры ею не спасутся. И искать чертей и проводить инквизиционные попытки здесь искать тех предателей, которые, на самом деле, просто те люди, которые хотят мира, нельзя».

О.БЫЧКОВА: Зубов — это тот профессор, которого сегодня увольняют из МГИМО.

Д.МУРАТОВ: Как бы, увольняют. Говорят, что, вроде нет, но…

О.БЫЧКОВА: Да. Говорят, что, ну, что-то такое происходит вокруг него. По крайней мере, после публикации против войны.

Д.МУРАТОВ: Но Анатолий Васильевич Торкунов, ректор МГИМО должен был бы про это сказать.

О.БЫЧКОВА: А почему все вот так сейчас навалились резко европейцы, американцы внезапно вот так вот на Путина?

Д.МУРАТОВ: Ну, я думаю, что…

О.БЫЧКОВА: Прям конкретно навалились. Не дипломатией там, не словами обтекаемыми, как ожидалось.

Д.МУРАТОВ: Ну, я думаю, что на них есть свое давление избирателей. Есть свое давление избирателей. И они очень много поняли про режим Януковича и то, что Янукович не мог быть гарантом тех соглашений, которые были заключены21-го числа. И, видимо, они поняли, что именно поэтому Владимир Петрович Лукин, мудрейший политик этого не подписал. Поскольку как может Янукович гарантировать то, чем он уже не владеет — он сметен?

О.БЫЧКОВА: Даже Путин это признал сегодня.

Д.МУРАТОВ: Ну, конечно, признал. И то, что, кстати, он проявил к нему милость, дав там в Ростове и в Москве возможность там где-то жить, ну, что ж. Ну, в конце концов…

О.БЫЧКОВА: Это гуманно.

Д.МУРАТОВ: В конце концов, конечно, да. Чего там говорить?

О.БЫЧКОВА: Жалко, что ли?

Д.МУРАТОВ: Что, распять, что ли?

О.БЫЧКОВА: Страна большая, дач много, в конце концов. Может, еще где-нибудь кораблик построит очередной. Спасибо большое.

Д.МУРАТОВ: Спасибо.

О.БЫЧКОВА: Дмитрий Муратов, главный редактор «Новой газеты» был гостем программы «Особое мнение».

О.БЫЧКОВА: Спасибо.

 

Источник: ЭХО Москвы

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

ГиПП

Архив

<< < Март 2014 > >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31